Учебные материалы


Анастейша, это тебе. Я знаю, что ты хочешь услышать. Эта музыка скажет это за меня. Кристиан 3 страница



Карта сайта roboboric.ru

Признаться ей? Зачем ей знать это дерьмо? Мое дерьмо? Возможно, я намекну ей об этом… дам ключ к разгадке.

- У меня было ужасное детство. По-моему, какой-то сутенер наркоманки... - Бил меня… Обжигал меня… Ломал меня… - Я что-то помню... - И чьи-нибудь прикосновения напоминают мне о нем.

Я задрожал, и она сжала руки вокруг моей шеи.

- Она била тебя? Твоя мать? - Не помню... она не заботилась обо мне. Мне кажется, я был тем, кто за ней присматривал. Когда она, в конце концов, покончила жизнь самоубийством, прошло четыре дня, прежде чем кто-то заметил и нашел нас... Это я помню… - я закрыл глаза… и увидел нечеткие, смутные образы моей матери, резко упавшей на пол, и меня, свернувшимся около нее... и я не знал, были ли они из моих снов или из моих воспоминаний.

Анастейша вздохнула.

- Ну, этого достаточно... чтобы сойти с ума, - прошептала она. - Пятьдесят раз, - пробормотал я.

Она поцеловала меня ласково, нежно, и волны эмоций обрушились на меня… Это было непостижимо. Я обнял ее крепче и поцеловал ее волосы. Она - мое утешение и комфорт. Откинувшись назад, я закрыл глаза, не говоря больше ничего, потому что мне нечего было больше сказать. Я слушал музыку, а когда она закончилась, я услышал ее мягкое, еле слышное дыхание. Она спала. Она была исчерпана. Как и я. И я понял, что не смогу провести с ней эту ночь. Она не выспится, если я сделаю это... Я буду не в состоянии находиться с ней и не тронуть ее, не заняться с ней любовью. Я обнял ее, наслаждаясь ее весом на мне, гордясь, что она спала в моих руках. Она была так драгоценна. Черт... и она моя. Я сделал это. Выиграл ее обратно. Я не мог сдержать своей самодовольной ухмылки. Теперь я обязан удержать ее… это будет достаточным вызовом. Мои первые ванильные отношения – кто бы мог подумать? Я представил лицо Елены, когда скажу ей это, и засиял еще больше.

Автомобиль приблизился к ее улице. Я неохотно разбудил ее.

- Эй, - мягко пробормотал я. - Прости, - сонно пробормотала она и потянулась. - Мне нравится смотреть на тебя, пока ты спишь. - Я что-нибудь говорила? - Нет. Мы уже почти приехали к твоему дому. - А мы не поедем к тебе? - она казалась удивленной. - Нет.

Она села прямо и впилась в меня взглядом.

- Почему нет? - Потому что тебе завтра на работу. - О-о-о, - надулась она.

Я ухмыльнулся ей. Ну, по крайней мере, она хочет меня. Какая же приятная вещь.

- А что, ты уже что-то надумала? - подразнил я ее. - Ну... может быть, - застенчиво пробормотала она. Даже теперь она не могла произнести эти слова. Это заставило меня захихикать. Она была столь смелой в некоторых вещах – и в тоже время столь стеснительной и невинной. - Анастейша, я не прикоснусь к тебе снова... ну, по крайней мере, пока ты не попросишь меня об этом, - Это заставит тебя говорить, более комфортно обсуждать секс. Обсуждать все. Говорить мне, что тебе нужно. - Что?! - Это для того, чтобы ты начала взаимодействовать со мной. В следующий раз, когда мы займемся любовью, тебе придется совершенно точно сказать мне, чего ты хочешь... во всех мельчайших подробностях. - Оу... – она была в шоке. Я переместил ее со своих коленей, как только Тейлор подъехал к ее апартаментам и вышел придержать для нее открытую дверь. Она выглядела восхитительно сонной и взлохмаченной. - У меня есть кое-что для тебя, - пробормотал я. Четвертый этап моей кампании. Открыв багажник, я вынул

большую подарочную коробку. Она пристально посмотрела на меня, ошеломленная. - Открой ее, когда окажешься внутри. - А ты что, не зайдешь? - Нет, Анастейша. - И когда я тебя увижу? - Завтра. - Мой босс хочет, чтобы я завтра сходила с ним что-нибудь выпить.

Загрузка...

Не этот ублюдок! Спокойно, Грей. Разберешься с ним позже.

- Неужели?- пробормотал я. - Чтобы отметить мою первую рабочую неделю. - И где? - Я не знаю. - Я мог бы тебя забрать оттуда. - О’кей... я пришлю тебе смс. - Хорошо. - До завтра, - я подошел с ней к двери и наблюдал за ней, пока она рылась в своей сумке, ища свои ключи. Она открыла дверь – и я не смог ей больше сопротивляться. Склонившись, я придал ее щеке чашевидную форму своими пальцами. Я хотел поцеловать ее жестко, но сдержался, и пробежался мягкими поцелуями от ее виска к ее губам. - До завтра, - выдохнул я. - Спокойной ночи, Кристиан, - прошептала она, и я мог услышать ее тоску. Это вызвало у меня улыбку. - А теперь иди, – приказал я, и это была одна из самых сложных вещей, которые я когда-либо делал. Отпустить ее одну, на свой риск и страх, осознавая, что заполучил ее назад.

Но всегда существует завтра, и ей нужно поспать… Вот только мое тело проигнорировало столь благородный жест и напряглось в ожидании. Я покачал головой, пораженный как всегда, насколько я жаждал эту красивую девушку.

- Позже, детка, - сказал я и, повернувшись, на пятках, пошел обратно к машине.

***

Я лежал в постели и смотрел в потолок. Миссия выполнена, Грей. Я широко улыбнулся, лежа на своей половине кровати, и уже через несколько секунд впал в глубокий сон без сновидений.

Мы сели на заднее сиденье Мерседеса.

- Итак, ты хочешь умолять у меня дома или у себя? – спросил я, склоняя свою голову на одну сторону и усмехнувшись. Черт, она выглядит хорошо. Она поспала. Она поела. Ее здоровый румянец вернулся. Я мог

трахнуть ее в машине… я хотел этого. Тейлор мог возразить. К черту это, я платил ему достаточно денег... - По-моему, вы слишком самонадеянны, мистер Грей. Но для разнообразия мы могли бы пойти в мои апартаменты, - сказала она хрипло и провокационно, затем намеренно прикусила губу. Иисус, это было возбуждающим. Я заерзал на сиденье. - Тейлор, к мисс Стилл, пожалуйста, - я старался звучать холодно и сдержанно, насколько это было возможно. Но мне хотелось заорать на него, чтоб он сделал это быстрее. - Сэр, - кивнул Тейлор и влился в поток машин.

Ана посмотрела на меня своей полуулыбкой, и я не знал, смеется ли она надо мной и что нашла таким забавным. Я не смог сдержать ответной ухмылки. Иисус, было так хорошо увидеть ее. Я с нетерпением ждал этого с прошлой ночи. Я не мог дождаться, когда коснусь ее своими руками.

- Ну, как прошел твой день? - спросил я. - Хорошо. А твой? – улыбнулась она, зеркально отразив мои эмоции. - Хорошо, спасибо, – ответил я вежливо... и все еще с глупой улыбкой на своем лице. Мы, должно быть, выглядели как пара Чеширских котов. Взяв ее за руку, я оставил нежный поцелуй на костяшках ее пальцев.

Ее дыхание сбилось, а улыбка стала шире. Этот звук направился прямиком к моему члену.

- Ты выглядишь обворожительно, - пробормотал я. - Ты тоже. - Твой босс, Джек Хайд . Он хорошо справляется со своей работой?

Она заморгала и нахмурилась.

- А что? Это как-то связано с вашим сраным спором?

Я фыркнул на нее. Нет, этот ублюдок опасен.

- Этот мужик хочет залезть к тебе в трусики, Анастейша, - я старался казаться как можно более нейтральным.

Она покраснела и шокировано открыла рот. Потрясенная Анастейша – я скучал по ней. Эмоция, отразившаяся на ее лице сейчас, была одной из моих самых любимых.

- Ну, он может хотеть, что ему заблагорассудится... Почему ты вообще затеял этот разговор? Ты же знаешь, что он меня совершенно не интересует, никоим образом. Он всего лишь мой босс... – она пыталась казаться надменной, но ее румянец выдал ее смущение. Детка, детка, детка. Он хочет тебя. Он – сексуальный хищник, а ты не распознала это. - В этом-то и суть. Он хочет то, что принадлежит мне. Я должен знать, хорошо ли он справляется со своей работой.

Потому что иначе я собираюсь уволить его задницу. Она пожала плечами и неуверенно посмотрела на свои пальцы. Дерьмо… Неужели он уже предпринял какие-то попытки? Он имел очень сомнительную историю со своими помощниками. Они никогда не оставались в СИП подолгу.

- Вроде да, – ответила Ана, но не звучала при этом убедительно. Проклятье. Она пробыла там всего неделю – может быть, было слишком рано для нее, чтобы сформировать свое мнение? - Ему лучше оставить тебя в покое, или его задница окажется на улице, – проворчал я. - Ох, Кристиан... - она ругала меня. ― Что ты такое говоришь? Он не сделал ничего плохого...

Она поморщилась снова и очень маленькая приятная «v» сформировалась над ее носиком. Почему она хмурится? Подозревает ли она его тоже? Эта мысль не понравилась мне. Я знал, что мне необходимо было

восстановить некое доверие между нами, но ей следует сказать мне, если она считает его угрожающим.

- Одно его неправильное движение, и ты расскажешь мне. Это называется грубая нравственная распущенность или сексуальное домогательство, – Поговори со мной, Анастейша. Я выслушаю, обещаю. Я не хочу потерять тебя снова. - Мы всего лишь выпили после работы, – пробормотала она. - Я имею в виду лишь то, что говорю. Одно неправильное движение, и он вылетит. - Это не в твоей власти, - рассмеялась она. Затем ее глаза расширились от внезапного шока. Черт! Что такое? - Или? Кристиан? – спросила она настороженно, стараясь убедиться.

Я улыбнулся ей, отчаянно думая как сменить тему, но на ум приходила лишь пустота. Дерьмо.

- Ты покупаешь издательство, - прошептала она голосом, полным ужаса.

Черт. Это не та реакция, которую я ожидал. Блядь.

- Не совсем, - пробормотал я. - Ты купил его... СИП... уже, - она едва дышала, ее лицо побледнело.

Христос. Смогу ли я соврать? Нет. Я не должен ей врать.

- Возможно, - пробормотал я осторожно. Я не мог сказать ей всей правды. - Купил или не купил? - требовала она.

Это было неизбежно. Будь мужчиной, Грей. Она справится с этим… в конце концов. Надеюсь.

- Купил. - Зачем? - прошептала она потрясенно.

Я хотел защитить тебя.

- Потому что я могу, Анастейша. Я сделаю все, что в моей власти, чтобы защитить тебя. - Но ты говорил, что не будешь вмешиваться в мою карьеру! - Я и не собираюсь.

Она выдернула свою руку из моей и пристально посмотрела на меня. Дерьмо.

- Кристиан... – она остановилась, подыскивая подходящие бранные слова. – Что? - Ты на меня злишься? – спросил я. Думаю, я уже знал ответ. - Да. Разумеется, я злюсь на тебя. Я имею в виду... какой ответственный руководитель принимает решения в зависимости от того, кого он в настоящее время трахает? – она побледнела и глянула на Тейлора. Я отрыл свой рот, чтобы предостеречь ее. Как смеет она использовать слова такого рода? Перед моим персоналом, боже правый! Инстинктивно я захотел перекинуть ее через свое колено прямо сейчас, здесь, на заднем сиденье машины... но я знал, что этот вариант был для меня табу. Не в состоянии подобрать правильных слов, я сделал глубокий вдох, стараясь усмирить свой характер, в то время как наблюдал, как она кусала свои губы и на мгновенье выглядела такой неуверенной, заставляя мое сердце замедлить ход…

Она улыбнулась мне своей широкой красивой улыбкой и впустила меня во внутрь. Я махнул Тейлору. Он отъехал от обочины, и я последовал за Аной наверх по лестнице, наслаждаясь потрясающим видом ее попки. Нежное покачивание ее бедер, когда она делала каждый шаг, поднимаясь по ступенькам, было еще более соблазнительным – более того, мне кажется, что она и понятия не имела, что она делала. Я понимал, что ее врожденная сексуальность связана с ее невинностью, ее готовностью к экспериментам, ее способностью доверять. Черт… Темная мысль закралась мне в голову: я надеюсь, она по-прежнему доверяла мне. Я, возможно, полностью утратил ее доверие. Я должен восстановить его – и я сделаю это. Я тосковал по этой женщине с субботы... Теперь она моя. Я не испорчу это снова.

Ее апартаменты были аккуратные и опрятные, но еще не обжиты. Это напомнило мне галерею, в которой мы были вчера – реконструированное помещение склада, отделанное кирпичиками и темным деревом. Кухонный островок был угловатым, с нестандартным дизайном. Мне понравилось.

- Милая квартирка, - пробормотал я. - Родители Кейт купили ее ей.

Алек Кавана сделал это для своей гордости – его дочери. Эта аккуратненькая квартирка – хороший выбор. Интересно, как Ана чувствует себя, будучи обязанной Кейт? Я знал, что у нее мало денег… это, должно быть, тяжело.

Она стояла у кухонного острова, покраснев, пристально смотря на меня, ее глаза потемнели. Она облизала нижнюю губу… Мой член дернулся.

- Эммм... ты хочешь что-нибудь выпить? - спросила она. - Нет, большое спасибо, Анастейша, - Я хочу тебя.

Она переплела свои руки, выглядя растерянной и нервничающей. Она до сих пор переживала? Эта девочка заставляла меня преклоняться перед ней и еще и нервничала при этом сама.

- Чем бы ты хотела заняться, Анастейша? Я знаю, чем бы я хотел заняться, - И мы можем сделать это здесь, или в твоей спальне, или в твоей ванной, мне все равно – я просто хочу тебя. Сейчас. Я направился к ней, не спуская с нее глаз. Ее губы приоткрылись, как только ее дыхание участилось. Ты хочешь меня тоже, детка. Я знаю это. Я чувствую это. Она отступила спиной к кухонном острову… Идти больше некуда. - Я до сих пор злюсь на тебя, - прошептала она. Это звучало вовсе не зло… а скорее всего, шаловливо.

Но не зло.

- Я знаю, - я подарил ей свою ты-чертовски-хочешь-меня усмешку и ее глаза расширились. Ты – моя, детка. - Хочешь что-нибудь поесть? - сказала она, заикаясь.

Я медленно кивнул.

- Да... тебя.

Я стоял рядом с ней, уставившись в ее прекрасные, бездонные глаза, ощущая жар, исходящий от нее. Я хотел укутаться этим пылом. Купаться в нем. Я хотел заставить ее кричать и стонать, и выкрикивать мое имя. Я хотел вновь обладать ею, стерев все воспоминания о нашем горьком расставании. Я хотел взять то, что было моим... снова. Но всему свое время.

- Ты сегодня что-нибудь ела? - мне необходимо было знать это. - Я... съела сегодня в обед сэндвич.

Черт. Как мы могли провести всю ночь, занимаясь любовью, если у нее не было сил?

- В данный момент у меня нет аппетита, эммм... на что-то из еды.

Я усмехнулся. Еще один намек от маленькой Анастейши Стилл…

- А на что у вас тогда есть аппетит, мисс Стилл? - Я думаю, вы знаете это, мистер Грей.

Я чуть не простонал. Она не ошибалась… Понадобилось все мое самообладание, чтобы не схватить ее и не бросить на этот самый кухонный островок. Но я не шутил, когда говорил, что она будет попрошайничать. Она должна сказать мне, что она хочет. Озвучить наконец-то свои чувства, свои потребности, свои желания. Мне необходимо узнать, как сделать ее счастливой.

Я склонился над ней так, будто собираюсь поцеловать ее, обводя ее вокруг пальца… и прошептал ей вместо этого на ушко:

- Ты хочешь, чтобы я поцеловал тебя, Анастейша? - Да, - ее дыхание сбилось. Проклятье. Этот звук был чертовски пьянящим. - Где? - Везде. - Тебе придется выражаться точнее... Я сказал тебе, что не притронусь к тебе, пока ты не начнешь умолять меня и не скажешь, что мне делать. - Пожалуйста… - прошептала она.

О, нет, детка. Я не собираюсь делать это для тебя легким.

- Пожалуйста, что? - Прикоснись ко мне. - Где, детка?

Она потянулась вверх. Черт... Я инстинктивно шагнул назад, растерянно моргая. Не прикасайся ко мне! Мое сердце подпрыгнуло до горла, и я должен был сконцентрироваться на том, чтобы скрыть свой страх. Черт… Вот поэтому у меня были правила.

- Нет… – немного поругал ее я, скрывая свою реакцию, но ущерб уже был нанесен. - Что? – спросила она с паникой в глазах. - Нет, – я покачал головой. Она знала это. Я говорил ей об этом вчера вечером. - Совсем? - ее голос был тих и полон мольбы.

Нет, малыш. Нет.

Она шагнула ко мне, и теперь я не знал, что она собирается сделать. Я отступил и поднял руки. Улыбка все еще была приклеена к моему лицу. Надеюсь, этого хватит, чтобы она поняла, на что я намекал.

- Послушай, Ана... - Пожалуйста. Не прикасайся ко мне… Я не люблю это… Я не могу справиться с этим. - Иногда тебя это не смущает. Может, мне стоит найти маркер, которым мы смогли бы отметить запретные зоны...

А что… это вариант, который я не рассматривал раньше.

- А это идея. Где твоя спальня? – мне нужно отвлечь ее от этой темы.

Она кивнула влево.

- Ты принимала свои таблетки?

Ее лицо вытянулось. Ох, черт…

- Нет, - пропищала она.

Иисус – после всех проблем, что мы преодолели, она не принимала эти проклятые таблетки! Я не мог поверить, что она просто прекратила принимать их. Глупая малышка… Опять же, может быть, это означало, что она не была заинтересована в сексе с кем-либо еще. Я был чрезвычайно доволен этой мыслью.

- Что ж, одна часть меня рада, я только не уверен какая именно. Пойдем, найдем что-нибудь поесть, - Нам обоим надо собраться с мыслями. Кровать может подождать. - Что? Я думала мы пойдем в кровать... я хочу в кровать с тобой. - Я знаю, малыш. Ты оказываешь на меня тот же эффект, что и я на тебя, Анастейша, - И, поверь мне, я не могу дождаться, чтобы уложить тебя в постель…но прямо сейчас, возможно, нам следует поесть и поговорить.

Она выглядела удрученной, и мне было до абсурда приятно, что она расстроена этим. Ха! Она хочет пойти в постель со мной. Я потянулся вперед и схватил ее запястья, заводя их за спину и притягивая ее к себе в объятья. Я мог чувствовать ее всем своим телом. Ох, она ощущалась так хорошо, худенько, но хорошо.

- Тебе нужно поесть, и мне тоже, - пробормотал я. И ты полностью оттолкнула меня, пытаясь прикоснуться ко мне. Мне необходимо восстановить свое равновесие, детка. ― Кроме того... напряженное ожидание является ключом к соблазнению, а мне действительно нравится отсроченное вознаграждение.

Она посмотрела на меня скептически. Да, я знаю… Я только что сочинил это.

- Я уже соблазнена и хочу свое вознаграждение сейчас же... Я буду умолять... пожалуйста, - пробормотала она.

Черт, она была воплощением Евы. Так заманчиво. Она была настолько близко... и она определенно похудела. Это раздражало… она не заботилась о себе. Я улыбнулся ей.

- Поешь. Я чувствую, насколько ты худенькая, - я поцеловал ее в висок.

Она нахмурилась, и я почувствовал минутное облегчение. Мне нравилось ее упорство и дерзость.

- Я до сих пор злая на тебя, потому что ты купил СИП, а теперь я еще и злая, потому что ты заставляешь меня ждать, - она надулась. - Ты маленькая злая леди, не так ли? После ужина ты почувствуешь себя лучше. - Я знаю, после чего бы я почувствовала себя лучше... - Анастейша Стилл, я в шоке, - в душе я плясал. Она хочет меня. - Прекрати меня дразнить. Ты играешь несправедливо.

Я старался подавить мою ухмылку. Затем она вдруг побледнела. Черт – что теперь?

- Эммм... я могла бы приготовить нам ужин – только тогда нам придется сходить в магазин. - В магазин? - За продуктами. - У тебя нет здесь ничего поесть? - Боже правый – неудивительно, что она не ела! Я немедленно отпустил ее. - Тогда пошли в магазин, - я поспешил к двери ее апартаментов и настежь открыл ее для Ана.

Мы прошли два квартала до супермаркета «Эрни». Он был маленьким и забит слишком большим количеством народа – в основном одиноких, судя по содержанию их корзин.

Я следовал вслед за Аной, наслаждаясь видом, как ее задница, плотно обтянутая в тугие джинсы, покачивается при движении. Особенно мне понравилось, когда она наклонилась за овощами и взяла немного лука… ткань натянулась на ее попке… Ох, что я хотел сделать с ней…

Она задала мне вопрос. Черт. Я моргнул, растерянно глядя на нее.

- Когда ты последний раз посещал супермаркет? – Анастейша усмехнулась мне. - Не помню. - Все покупки делает миссис Джонс? - Думаю, Тейлор помогает ей. Я не уверен. - Тебе нравится жаркое по-китайски...? Это быстро готовится. - Звучит хорошо, - я не сдержал ухмылки. Для нее это было действительно мучительно. Лучше бы она прихватила свою миску для попрошайничества. - Они уже давно работают на тебя?

Почему, черт возьми, она хочет знать о моем персонале?

- Тейлор, кажется, года четыре. Мисси Джонс примерно столько же. Почему у тебя в квартире не было еды?

Ее глаза вдруг стали серьезными.

- Ты знаешь почему, – пробормотала она. - Это ты бросила меня, - пробормотал я в ответ. Если бы ты осталась, у меня не было бы самой дерьмовой недели в моей жизни. - Я знаю, - сказала она, сокрушаясь.

Я последовал за ней на кассу и встал в очередь. Черт… Надеюсь, она не ожидает от меня, что я буду делать это часто. Возможно, миссис Джонс может покупать продукте и Ане тоже. Мы могли бы поесть где-нибудь – здесь полно ресторанов поблизости.

- У тебя есть дома какие-нибудь напитки? - спросил я. - Пиво... вроде бы. - Я возьму нам вино.

Я направился в винный отдел. Мне понадобилось три минуты, чтобы сделать вывод, что супермаркет «Эрни» не продает вино. Я вернулся к Анастейше с пустыми руками.

- Рядом есть винный магазин, - сказала она. - Пойду, посмотрю, что у них есть.

Я направился из магазина, испытывая облегчение. Христос – некоторые люди проводят здесь целый день. На мгновенье я был благодарен, что Гейл спасает меня от этого дерьма. Хотя... поход в магазин с Анастейшей… заставил меня улыбнуться. Она знала, что делала, тщательно подбирая овощи и мясо, ее маленькие ручки перебирали и ощупывали... это было удовольствием - наблюдать за ней. В винном магазине был жалкий выбор. Я взял Pinot Grigio из холодильника, быстро расплатился и ушел. Анастейша уже выходила из магазина.

***

- Позволь мне позаботиться об этом,– я взял оба пакета с продуктами, и мы направились обратно в апартаменты. Она рассказала мне немного о том, что делала в течение недели. Она, очевидно, наслаждалась своей работой… это хорошо. Она не напоминала о покупке СИП снова, и я был благодарен ей за это. Вернувшись в квартиру, она посмотрела на меня с плохо скрываемой усмешкой – еще одно выражение, по которому я скучал последние несколько дней.

- Ты кажешься таким... домашним, - произнесла она.

Ее комментарий застал меня врасплох. Мне совершенно точно нравилось быть домашним… с ней.

- Еще никто и никогда не упрекал меня в этом, – я поставил сумки на кухонный стол, и она начала разгружать их. Я взял вино. Продуктовый магазин оказался достаточной реальностью на сегодня. Так, где она хранила штопор? - Здесь всё еще такое чужое. Штопор, по-моему, вон в том ящике, – она указала, используя свой подбородок. Я улыбнулся ей, открыл ящик и нашел штопор. Приятно знать, что она не топила горе в вине во время моего отсутствия. Она покраснела… почему? - О чем ты думаешь? – спросил я, стягивая свой жакет. Бросив его на диван, я вернулся обратно к ожидающей меня бутылке вина. - Как мало я на самом деле знаю тебя, - сказала она задумчиво. - Ты знаешь меня лучше, чем кто-либо другой, - пробормотал я. Она, безусловно, могла читать меня как никто другой. Это было… тревожно. Я открыл бутылку, используя тот же выпендрежный жест, что и официант в ресторане Портленда. - Я так не думаю, - сказала она, продолжая распаковывать пакеты. - Но это так, Анастейша. Я очень, очень замкнутый человек, – Я обязан таким быть… делая то, что делаю. Хм… что делал раньше. Я наполнил два бокала и протянул один ей. - Твое здоровье, - поднял я свой бокал. - Твое здоровье, - ответила она и сделала глоток. Она занялась делами на кухне, очевидно оказавшись в своей стихии. Она выглядела так, словно делала это в течение многих лет… Я вспомнил, как она рассказывала мне о том, что готовила для своего отца. Она была действительно очень независимой. В глубине души ты знаешь это, Грей. Она упрямая маленькая штучка. - Могу я тебе чем-нибудь помочь? - спросил я.

Она взглянула на меня так, как если бы я просил ее стащить королевские драгоценности.

- Нет, все хорошо... садись. - Но я хочу помочь.

Она изумленно моргнула.

- Ты можешь порезать овощи, - ответила она, в конце концов.

Мне бы лучше было ее предупредить. То, что я знал о приготовлении пищи, было ничтожно скудным. Миссис Джонс и мои Сабы – одни с большим успехом, чем другие – были единственными поварами в моей жизни. Моя мама пыталась вовлечь меня в это в юности. Но это было не для меня.

- Я не умею готовить, - сказал я, уставившись на разделочный нож, который она протянула мне. - Думаю, что ты и не должен.

Она поместила разделочную доску и несколько красных паприк передо мной. И что, блядь, я должен делать с этим? Они были такой странной формы, чтобы их резать.

- Ты еще никогда не резал овощи? – спросила Анастейша, не сумев скрыть недоверие в своем голосе. - Нет.

Она ухмыльнулась мне так, словно я был идиотом.

- Ты что, высмеиваешь меня? - Ну, по всей видимости, это является тем, что я умею, а ты нет. Давай подойдем к этому серьезно, Кристиан. Я думаю, что это очередной первый раз. Смотри, я покажу тебе.

Она потерлась о меня и мое тело проснулось. Черт.

- Вот так, - сказала она, в то время как разрезала красную паприку и аккуратно удалила семена и все дерьмо изнутри. - Выглядит достаточно просто, - пробормотал я. - У тебя не должно возникнуть проблем, – в ее тоне сквозила ирония.

Она же не думает, что я не способен порезать этот гребаный овощ? Я покажу ей. Очень осторожно я начал надрезать. Блядь, эти семена были везде... это сложнее, чем я думал. Когда это делала она, все выглядело так легко. Она толкнула меня, ее бедро задело мою ногу. Это отвлекало, но я продолжал осторожно резать... это лезвие – зло. Она прошла мимо меня, на этот раз ее бедро потерлось о мое... затем снова, еще одно касание, и все ниже пояса. Это очень отвлекало.

- Я знаю, что ты делаешь, Анастейша - грозно пробормотал я. - Кажется, это называется приготовлением пищи, - ответила она, просияв, невинно... неискренне. Осознала ли она окончательно свою власть надо мной?

Схватив другой нож, она присоединилась ко мне за разделочной доской, очищая и нарезая чеснок, лук и французскую фасоль. Она использовала любой повод прикоснуться ко мне.

- Ты довольно хороша в этом, - пробормотал я, когда она взялась за мою вторую паприку. - В нарезке? – она театрально захлопала ресницами, посмотрев на меня. ― Годы практики.

Она потерлась о меня своим задом. Мой член затвердел, мгновенно увеличившись. Она взяла овощи и положила их рядом с замаринованной курицей.

- Если ты еще раз сделаешь это, то я возьму тебя прямо на кухонном полу. - Сначала тебе придется меня умолять, - сказала она, оглядев меня. Ее глаза были полны желания…Черт. - Это вызов? - Возможно.

Ох, Мисс Стилл. Вы напросились. Я положил нож и медленно повернулся к ней, не спуская с нее взгляда. Ее глаза расширились и губы приоткрылись, когда она сделала резкий вдох. Я наклонился к ней, не оставляя пространства, но и не касаясь ее, и выключил плиту.

- Я думаю, мы поедим попозже, - пробормотал я… Потому что прямо сейчас я собираюсь вытрахать все твои мозги. - Поставь курицу в холодильник.

Она сглотнула, взяла миску с нарезанной курицей и довольно неуклюже положила сверху не дорезанные куски и поставила все это в холодильник. Я шагнул за ней так, чтобы когда она обернулась, оказалась прямо перед ней.

- Так что, ты будешь умолять? - прошептала она. - Нет, Анастейша,- я покачал головой, - не умолять, – я посмотрел на нее сверху вниз, похоть и потребность разгорались в моей крови. Черт, я хотел погрузиться в нее. Я увидел, как ее глаза расширяются, а щеки пылают от желания. Она кусала свою губу... и я не мог больше выносить это. Схватив ее за бедра, я притянул ее к своей эрекции. Ее руки оказались в моих волосах, и она притянула меня вниз к своим губам. Я толкнул ее к холодильнику и грубо поцеловал. Она была такой приятной на вкус. Такой сладкой. Она простонала в мой рот, и это тревожным сигналом отозвалось в моем теле, делая меня еще тверже. Я двигал своей рукой в ее волосах, потягивая ее голову назад так, чтобы мог погрузить свой язык глубже в ее рот. Ее язык боролся с моим… Черт, это было эротично, грубо, интенсивно. Я отступил. - Чего ты хочешь, Анастейша? - Тебя. - Где? - В кровати.

Мне не нужно было больше слов. Отступив, я подхватил ее на руки, и быстро понес в спальню. Я нуждался в ней обнаженной и желательно подо мной. Поставив ее аккуратно на пол, я быстро включил прикроватный свет и задернул занавески. Мельком посмотрев вниз на улицу, я понял, что это была именно так комната, за которой я наблюдал во время своего тайного караула, став скрытым сталкером.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная