Бабина Тамбовский муниципальный институт им
Учебные материалы


Бабина Тамбовский государственный университет им



Карта сайта

Загрузка...

Л.В. Бабина


Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина
г. Тамбов, Россия

О КАТЕГОРИЗАЦИИ В СЛОВООБРАЗОВАНИИ

(на примере деноминативных глаголов)1


The article discusses derivational categorization as a special type of secondary categorization. The notion of conceptual derivation is introduced. It is understood as the process which provides the combination of already named concepts in a new conceptual structure. As a result of conceptual derivation generated conceptual structure receives a new representation. Conceptual derivation involves secondary conceptualization and secondary categorization. The peculiarities of conceptual derivation are described on the material of denominal verbs.
Проблема взаимодействия категорий в рамках производного слова, предполагающая «переход» слова из одной части речи (ЧР) в другую в результате словообразовательных процессов, давно привлекает внимание ученых. Новые горизонты в ее исследовании открыл когнитивно-дискурсивный подход, в котором делается акцент на связи когнитивных процессов (концептуализации и категоризации) с языком, а также на учете дискурсивного фактора при изучении когнитивных основ языковых явлений.
Концептуализация предполагает обработку и оценку всей информации, поступающей из окружающего мира, с которым постоянно взаимодействует человек. Она тесно связана с категоризацией, и различие их, как отмечает Е.С. Кубрякова, заключается в том, что «процесс концептуализации направлен в общем на выделение неких предельных для определенного уровня рассмотрения единиц человеческого опыта в их идеальном содержательном представлении», а процесс категоризации «направлен скорее на объединение единиц, проявляющих сходство в том или ином отношении, но обязательно при сличении этих единиц с концептами, принятыми за основание самой категории» [Кубрякова, 2004: 319].
Категоризация понимается не только как процесс отнесения познавательного объекта к некоторому классу, но и как «сложный процесс формирования и выделения самих категорий по обнаруженным в анализируемых явлениях сходных им аналогичных сущностных признаков или свойств» [Кубрякова, 2004: 307]. Выявляется категоризация первичная и вторичная. Проанализировав работы лингвистов, рассматривающих проблему вторичной категоризации, можно прийти к выводу о том, что вторичная категоризация предполагает обращение к уже вербализованному знанию, то есть эта категоризация осуществляется на основе прошлого опыта. Суть ее заключается в том, что языковые единицы в процессе ее осуществления способны менять свою категориальную принадлежность. В отличие от первичной категоризации, при которой единицы приобретают типичные для их категории свойства, вторичная категоризация возможна лишь при определенных условиях, позволяющих единицам выполнять функции, свойственные членам других категорий. При этом «перемещенные» языковые единицы относятся к периферийным членам новой категории.
В ходе словообразовательных процессов также происходит повторное обращение к уже вербализованному знанию, вследствие которого производные слова приобретают категориальные значения, отличные от значений мотивирующих их единиц. Однако при этом производное слово способно приобретать как все свойства членов новой категории (например, наречия), формируя ее ядро, так и иметь неполный набор свойств новой категории (например, бег, доброта, белизна и т.п.), формируя периферийные и переходные области. Производное слово также способно и далее подвергаться повторной категоризации, что приводит к образованию словообразовательных гнезд. Например, соль → солить → соленый → … . В словообразовательном гнезде, которое, как известно, выступает как открытая система, способная к дальнейшему развитию, происходит регуляция классов слов. М.Ю. Казак, исследующая словообразовательное гнездо, исходя из связи двух языковых уровней – грамматического и словообразовательного, отмечает, что словообразовательные процессы «расподобляют» категориальные значения, разводя их по грамматическим и семантическим подгруппам, образуя «характеризованные разряды» [Казак, 2004]. Действительно, даже тогда, когда производное слово не меняет свою частеречную принадлежность, имеет место его подведение под другую категорию. Так, образование производного слова motherhood осуществляется не по транспонирующей схеме. Однако у производного слова меняется та категория, которую Дж. Лайонз называет вторичной, а именно число [Лайонз, 1978]. Если производящее существительное mother относится к исчисляемым существительным, то производное слово motherhood – к неисчисляемым. Меняться может не только грамматическая категория, а и ономасиологическая (таксономическая) категория. Например, China Chinese, budgetbudgeteer. Вышесказанное позволяет говорить об особом типе вторичной категоризации – словообразовательной категоризации, которая может приводить и к смене частеречной принадлежности производного слова, и к смене вторичных категорий производного слова, и к смене ономасиологической (таксономической) категории производного слова.
Исследование словообразовательных процессов как причастных категоризации и концептуализации, а их результатов – производных слов - как способов вторичной репрезентации знаний о действительности позволяет обратиться к понятию «концептуальная деривация». Концептуальная деривация рассматривается как мыслительный процесс, обеспечивающий формирование нового смысла в результате определенного способа интерпретации исходного знания за счет когнитивных моделей и механизмов. Языковыми механизмами ее проявления могут служить словообразовательная номинация, вторичная номинация, эвфемизация и т.п. Концептуальная деривация, результатом которой становятся разного рода производные языковые единицы, предполагает, что в ходе осуществляющейся определенным образом интерпретации исходного вербализованного знания может одновременно происходит его подведение под новую категорию. То есть осуществление концептуальной деривации предполагает, что вторичная концептуализация происходит одновременно с вторичной категоризацией. В процессе концептуальной деривации происходит формирование новой концептуальной структуры, репрезентируемой производным словом, которая включает как участки, определяющие общее категориальное значение появляющегося наименования, так и участки, дающие представление о категориальном значении производящего слова.
Рассмотрим особенности концептуальной деривации на примере деноминативных глаголов, специфика которых заключается в том, что они, передавая информацию о действии, произведены от имен существительных, основная функция которых называть предмет. Как отмечает Ю.Г. Панкрац, «деноминативные глаголы позволяют осуществить новую категоризацию опыта, совмещая в единой структуре глагол с его аргументом и возвращая нас – через этот аргумент – к идее действия с ним» [Панкрац, 1992: 194]. Судить о том, что произошел переход от предметного осмысления явления действительности к процессуальному осмыслению, поскольку морфологические формы существительного и глагола совпадают, позволяет конкретный языковой материал, связанный с ситуацией общения.
Действие концептуальной деривации, обеспечивающей взаимодействие категорий в рамках производного слова – деноминативного глагола, может осуществляться за счет когнитивных моделей, соотносимых со словообразовательным значением, представляющих упрощенные варианты того, что ими репрезентируется, и имеющих вид пропозиции. Исследование деноминативных глаголов позволило показать, что к числу основных моделей, по которым формируются их значения, можно отнести USE AS INST, USE AS MEANS, PUT OBJECT PLACE, DO AS/LIKE ACTOR. Формирование значений деноминативных глаголов осуществляется по когнитивным моделям, как правило, в том случае, когда в семантике производящего имени существительного отражено то, под какую категорию можно подвести существительное, обозначающее тот или иной объект, то есть производящее имя существительное проявляет потенциал своего логико-предметного значения. Это предполагает, что концепт, соотносимый с производящим именем существительным, включает характеристику, отражающую информацию о действии, совершаемом осмысливаемым объектом, или о действии, совершаемом над объектом, и эта характеристика является салиентной (наиболее яркой) для говорящего или слушающего. Например, концепт, соотносимый с существительным hammer, включает салиентную характеристику, дающую представление о действии, совершаемом при помощи молотка.
Вместе с тем существует большое количество имен, обладающих слабо выраженной категориальной принадлежностью, то есть их достаточно трудно безоговорочно отнести к какой-либо таксономической категории, опираясь только на их семантику. В этом случае возрастает роль дискурсивных факторов, а именно контекста, в котором используется производный глагол, и вступают в действие когнитивные механизмы. К числу когнитивных механизмов, обеспечивающих осуществление концептуальной деривации, можно отнести следующие: «перспективизация», «соединение», «достраивание». Когнитивный механизм «перспективизация» предполагает выдвижение на передний план тех характеристик концептов, соотносимых с производящими словами, которые отражают информацию, необходимую для формирования концепта, репрезентируемого производным словом. Когнитивный механизм «соединение» обеспечивает согласование восстанавливаемых концептов и концептов, передаваемых производящими словами, в рамках пропозиции. Действие когнитивного механизма «достраивание» позволяет восстановить недостающие для создания концептуальной структуры, соотносимой с производным словом, концепты за счет обращения к когнитивным областям/когнитивной области, к которым/которой отсылают определенные характеристики концептов, репрезентируемых или производящим словом или производным словом.
Вышеупомянутые механизмы вступают в действие в том случае, если производящее существительное обозначает полифункциональный объект, то есть сложно выявить какую-то одну салиентную характеристику концепта, репрезентируемого производящим существительным, которая бы отражала информацию о действии, совершаемом объектом, или о действии, совершаемом над объектом (to net, to leash). Также они используются в том случае, когда контекст меняет зафиксированное в словаре значение деноминативного глагола, образованного по той или иной когнитивной модели. Главную роль в данной ситуации приобретает синтаксическая конструкция, содержащая деноминативный глагол, и соотносимое с ней знание.
Рассмотрим, как формируется значение деноминативного глагола to powder. Концептуальная структура, репрезентируемая производным глаголом to powder в предложениях (1) – (3), формируется на основе когнитивной модели

^ PUT OBJ PLACE

.
(1) Her face and neck were powdered over their sunburn (J. Galsworthy).
(2) The young lady was powdering her nose, and touching up her lips, with an almost staggering frankness (J. Galsworthy).
(3) Dana took out her compact and began powdering her cheeks [LDCE, p. 1102].
Данная модель наполняется более конкретными смыслами при обращении к концептуальной структуре, соотносимой с производящим именем существительным. В рассматриваемом примере в качестве производящего существительного выступает существительное powder (порошок) – a dry substance in the form of very small grains [LDCE, 2000: 1102], consists of many tiny particles of a solid substance [CCEDAL, 2001: 1199]. Концептуальная структура, стоящая за производящим именем существительным, представляется в виде объемного фрейма, включающего формальный, конститутивный и целевой подфреймы. Конститутивный подфрейм включает собственно-конститутивный и конститутивно-инферентный слоты. Собственно-конститутивный слот отражает знания о внешнем виде объекта (форма, цвет, составные части и т. п.), то есть знания об онтологических характеристиках объекта. В конститутивно-инферентном слоте представлена выводная, или инферентная информация о менее важных характеристиках объекта, имеющих индивидуальный, субъективный, оценочный характер. Целевой подфрейм, включающий собственно-целевой и инферентно-целевой слоты, содержит знания о функции, предназначении данного объекта действительности. Формальный подфрейм включает информацию о вхождении данного объекта в более общую группу подобных объектов, которая занимает определенное место в иерархии знаний. На основе семантики производящего существительного выявляются характеристики собственно-конститутивного слота: «dry», «solid», «in the form of small grains», а также характеристика формального подфрейма «substance». Благодаря экстралингвистическим знаниям об объекте выявляются концептуальные характеристики инферентно-целевого слота, передающие действия над объектом: «to put», «to grind». С учетом этих характеристик когнитивная модель приобретает вид пропозиции PUT SUBSTANCE (POWDER) PLACE, реализуясь в значении to put powder on something especially on your skin [LDCE, 2000: 1102].
В предложении (4) Powder the aspirin [Clark & Clark, 1979: 775] производный глагол to powder также употреблен в переходной конструкции. Но семантика существительного, используемого в качестве прямого дополнения, не позволяет восстановить значение деноминативого глагола по когнитивной модели

^ PUT OBJ PLACE

. То есть значение конструкции, в которой используется глагол, и значение глагола вступают в определенный диссонанс. В словаре существительное aspirin (аспирин) определено как a medicine that reduces pain [LDCE, 2000: 65]; an aspirin tablet [Webster, 1996: 124]. В свою очередь существительное tablet (таблетка) имеет следующее толкование: a small solid round mass of medicine which you swallow [CCEDAL, 2001: 1585]. Действие, передаваемое производным глаголом to powder, направлено на твердое вещество solid mass. В то же время в концептуальной структуре, соотносимой с производящим существительным powder, содержатся характеристики, передающие знание о том, что порошок – это вещество, которое состоит из мелких частиц: «substance», «in the form of small grains». Следовательно, условия контекста способствуют перспективизации концептуальных характеристик собственно-конститутивного слота и формального подфрейма и позволяют восстановить атомарный предикат CHANGE, определяющий категориальную принадлежность производного слова. Благодаря когнитивному механизму соединения атомарный предикат объединяется с аргументом – именным концептом, который выступает в роли GOAL. Поскольку в контексте деноминативный глагол осмысливается как глагол физического воздействия на объект, то репрезентируемая им концептуальная структура должна содержать концептуальный элемент OBJ. Восстановление недостающего элемента обеспечивает когнитивный механизм достраивания при обращении к классификационному фрейму, соотносимому с глаголами лексико-семантической группы «Физическое воздействие на объект». Полученная пропозиция имеет вид CAUSE TO CHANGE OBJ GOAL (POWDER) и на лексическом уровне реализуется в значении «to grind to a powder (измельчить в порошок)». Следовательно, атомарный предикат пропозиции, соотносимой с деноминативным глаголом, который определяет категориальную принадлежность производного слова, восстанавливается с учетом контекстуальной информации.
Рассмотренный материал свидетельствует, что словообразовательная категоризация приводит к взаимодействию категорий в рамках производного слова. Ее результаты отражаются в словообразовательном значении, которому на когнитивном уровне соответствует пропозиция. В рамках пропозиции, соотносимой с производным словом, предикат, определяющий категориальную принадлежность производного слова, объединяется с категориальным концептом (т.е. той ЧР, которой принадлежит мотивирующее слово).

Список литературы



  1. Казак М.Ю. Интегративный подход к описанию словообразовательного гнезда // Вестник ВГУ. Серия «Филология. Журналистика». – 2004. – №2. – С. 54 – 61.

  2. Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. – М.: Языки славянской культуры, 2004. – 560 с.

  3. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. – М.: Прогресс, 1978. – 543 с.

  4. Панкрац Ю.Г. Пропозициональные структуры и их роль в формировании языковых единиц разных уровней: дисс… д. филол. наук: 10.02.04. – М., 1992. – 333 с.

  5. Clark E., Clark H. When Nouns Surface as Verbs // Language, 1979. – Vol. 55. – № 4. – Pp. 767–809.

  6. CCEDAL – Collins Cobuild English Dictionary for Advanced Learners. – Birmingham: Harper Collins Publishers, 2001. – 1824 p.

  7. LDCE – Longman Dictionary of Contemporary English. - Pearson Education Limited, 2000. – 1694 p.

  8. Webster’s Encyclopedic Unabridged Dictionary of the English Language. – N-Y.: Gramercy Books, 1996. – 2230 p.


1 Научно-исследовательская работа выполнена в рамках реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы, государственный контракт № П382, проект «Исследование типов и форматов знания в языке».



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная