Директор-проректор ФТИ ______________ В
Учебные материалы


Директор-проректор ФТИ ______________ В



Карта сайта pisi-sisi.ru

Министр образования и науки Российской Федерации

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


УТВЕРЖДАЮ
Директор-проректор ФТИ

______________ В.П. Кривобоков


Введение в направление

ЯДЕРНАЯ ФИЗИКА И ТЕХНОЛОГИЯ


конспект лекций
по направлению “Ядерная физика и технологии“
для бакалавров 1 курса ФТИ
Составители: Власов В.А., д.ф.-м.н., проф. зав.каф.ТФ ФТИ
Мышкин В.Ф., д.ф.-м.н., проф. каф.ТФ ФТИ,

Томск 2010


^ ГЛАВА 1. Преимущества и перспективы ядерной энергетики


Ядерная энергетика начиналась с атомной бомбы. Первые атомные реакторы строились для выработки оружейного плутония. Первый атомный реактор был построен Э.Ферми в 1942г.
Только осенью 1942г. СССР обратил внимание на систематически поступающие разведданные из-за рубежа о ведении на Западе работ по атомному оружию и на доклады ученых о необходимости начала подобных работ. 28 сентября 1942г. Государственным Комитетом обороны издается распоряжение об организации НИР по созданию атомного оружия.
Знания и опыт международной ядерной физики, полученные по линии научно-технической разведки, явились первоосновой для проведения советскими учеными в 1943-1945гг. сначала теоретических, а затем и экспериментальных успешных исследований. В образованном в 1943г. первом «атомном НИИ» – Лаборатории № 2 (ныне – РНЦ «Курчатовский институт») ученые под руководством И.В. Курчатова пришли к выводу, что изготовление атомной бомбы в кратчайший срок возможно на основе плутониевой взрывчатки. Однако для наработки плутония необходимо построить сначала исследовательский реактор-модель, а затем промышленный уран-графитовый реактор.
Пуск исследовательского реактора Ф-1 в Лаборатории №2 в декабре 1946г. и последующая наработка в нем миллиграммов видимого плутония стали первым крупным успехом советской атомной военно-технической революции. Страна вплотную приблизилась к практическому осуществлению грандиозного национального проекта – созданию атомной промышленности. В конце 1945 – начале 1946г. начато строительство на Южном Урале первого в СССР комбината промышленного производства плутония.
Первая АЭС была построена в СССР в 1954г. Д.И.Блохинцевым.
Характерные энергии: ядер 105-106 эВ, в атомах – 1-10 эВ, твердых телах – 10-2-10-1 эВ, а масштабы расстояний соответственно 10-13, 10-8, 10-7 см
Сравним различные виды топлив P1-99-97.pdf

Каменные угли

. Разведанные месторождения составляют (0,476-0,59) 10 тонн. При средней калорийности 5,5 106 ккал/т (2,3 1010 Дж/т) это эквивалентно тепловой энергии (1,1-1,4)1022 Дж.

Природный газ.

Разведанные месторождения составляют (52-78) 1012 м3. Тепловая энергия, которую можно получить, равна (2,0-3,0) 1021 Дж. Возможные месторождения оцениваются в 330 1012 м3. Тепловая энергия, которую можно получить, составит 12,8 1021 Дж. При сжигании 50 1012 м3 природного газа в атмосферу будет выброшено 180 109 тонн СО2. В настоящее время в атмосфере Земли содержится 2400 109 тонн СО2.

Нефть.

Разведанные месторождения нефти в мире составляют (90-100) 109 тонн. Тепловая энергия - (3,4-3,8) 1021 Дж (тепловых). При КПД 45% — (1,5-1,7) 1021 Дж (электрических). Возможные месторождения могут быть оценены в (200-350) 109 тонн, или (7,6-13,3) 1021 Дж (тепловых). Однако, нефть эффективнее, прежде всего, для автомобильного и авиационного транспорта, а не для получения электроэнергии.

Уран.

Разведанные месторождения естественного урана составляют (1,75-2,36) 106 тонн. Тепловая энергия — (1,4-1,9) 1023 Дж. В реакторах на тепловых нейтронах можно сжечь около 1% природного урана, что даст (1,4-1,9) 1021 Дж тепловых. При КПД 33% - (0,46-0,63) 1021 Дж электрических. В реакторах на быстрых нейтронах в замкнутом топливном цикле можно сжечь практически 100% природного урана, при КПД = 45% можно получить (0,63-0,86) 1023 Дж электрических.

топливо

Запасы, т

Калорийность, Дж/т

Тепло, Дж

Электроэнергия, Дж

уголь

(0,5-0,6) 1012

2,3 1010

(1,1-1,4)1022


газ

(5-8) 1013 м3
+3 1014 м3


(2,0-3,0) 1021


нефть

(9-10) 1010
+(2-3,5) 1011


(3,4-3,8) 1021
+(7,6-13,3) 1021

(1,5-1,7) 1021

уран

4,6 106
+6,7 106


(1,4-1,9) 1023

(0,6-0,9) 1023

Установленных запасов урана в мире хватит более чем на сто лет эксплуатации АЭС. Однако внедрение усовершенствованных технологий реакторов и ЯТЦ позволит продлить поставки на тысячи лет. Такой вывод содержится в опубликованном 20 июля отчете Агентства по ядерной энергии Организации экономического сотрудничества и развития (АЯЭ ОЭСР) и МАГАТЭ:

«С учетом темпов потребления 2008 года общий объем установленных запасов [урана] достаточен для обеспечения поставок в течение более чем ста лет»

(20.07.2010 19:18)
Все стадии функционирования ядерного топливно-энергетического комплекса, такие, как производство топлива для ядерных реакторов, подготовка его к использованию, сжигание топлива в реакторе, утилизация отработанного топлива, промежуточное хранение вместе взятые составляют так называемый топливный цикл. Ядерный топливный цикл (ЯТЦ) - путь, по которому топливо попадает в ядерный реактор, и по которому его покидает.
В зависимости от базового делящегося нуклида (или нуклидов), энергетика использует разные топливные циклы. Различают

урановый, торий-урановый, уран-плутониевый и торий-плутониевый

циклы. В настоящее время наибольшее распространение получил урановый цикл, который точнее называть уран-плутоний-нептуниевым ядерно-энергетическим топливным циклом, поскольку именно эти элементы (равно как некоторые другие важные трансплутониевые нуклиды и продукты деления) нарабатываются в реакторах на урановом топливе.
Энергетический ядерный топливно-энергетический цикл подразделяется на два вида: открытый (разомкнутый), нацеленный на захоронение отработанного топлива и радиоактивных отходов, и закрытый (замкнутый), предусматривающий переработку отработанного топлива и других отходов предприятий ядерной индустрии с целью выделения ценных элементов.
Этапы замкнутого ЯТЦ включают выдержку отработанного ядерного топлива на территории АЭС в течение 3–10 лет; временное контролируемое хранение ОЯТ в автономных хранилищах при радиохимическом заводе (сроком до 40 лет), переработку ОЯТ с выделением из него отдельных (или суммы) делящихся нуклидов и продуктов деления, представляющих коммерческий интерес, отверждение и захоронение отходов.
Переработка ОЯТ даёт некоторые экономические выгоды, восстанавливая неиспользованный уран и вовлекая в энергетику наработанный плутоний. При этом уменьшается объем высокорадиоактивных и опасных отходов, которые необходимо надлежащим образом хранить. В ОЯТ содержится примерно 1% Pu. Это очень хорошее ядерное топливо, которое не нуждается ни в каком процессе обогащения, оно может быть смешано с обедненным ураном и поставляться в виде свежих топливных сборок для загрузки в реакторы. Его можно использовать для загрузки и в реакторы-размножители (коверторы и бридеры).
В разомкнутом (открытом) ЯТЦ отработанное ядерное топливо считается высокоактивным радиоактивным отходом и вместе с остаточными делящимися изотопами исключается из дальнейшего использования – поступает на хранение или захоронение. Разомкнутый ЯТЦ характеризуется низкой эффективностью использования природного урана (до 1%).
К преимуществам замкнутого ЯТЦ относят возврат в энергетику дорогостоящих делящихся материалов — U и Pu, что обеспечит атомную энергетику топливом. Кроме того, объёмы высоко радиоактивных отходов, предназначенных для вечного захоронения, гораздо меньше после переработки ОЯТ, чем объёмы отработавших тепловыделяющих сборок (ОТВС) без их переработки.
Основные недостатки замкнутого ЯТЦ – наличие экологически опасного радиохимического производства и возможность неконтролируемого распространения плутония- 239 и других компонентов ядерного оружия.
Схема открытого варианта ЯТЦ значительно короче и проще, чем это замкнутого варианта. Отсутствует основной источник загрязнения окружающей среды радионуклидами - радиохимический завод, т.е. отсутствует наиболее радиационно опасное производство. Радиоактивные вещества постоянно находятся в твёрдом состоянии в герметичной упаковке, не происходит их «размазывание» по огромным площадям в виде растворов, газов при «штатных» и нештатных выбросах.
Нет проблем, связанных со строительством и будущим выводом из эксплуатации радиохимического завода: финансовые и материальные затраты на строительство и эксплуатацию завода, в том числе на зарплату, электро-, тепло-, водоснабжение, на огромное количество защитного оборудования и техники, химических реагентов, агрессивных, ядовитых, горючих и взрывоопасных веществ (кислот, щелочей, органических жидкостей). Исчезает необходимость закачивания под землю трития, устраняются проблемы с утилизацией йода, жидких и газообразных отходов, выбросов. И, наконец, «вечное» захоронение ОТВС не означает полное и вечное исключение из оборота ядерных материалов. Ибо «могильник» для отработанного топлива — это искусственное компактное месторождение урана и плутония, к «разработке» которого можно вернуться в случае крайней необходимости или появления новых принципов подхода к использованию ядерных материалов, новых технологий по переработке ОЯТ, снизится активность осколочных радионуклидов.
К недостаткам открытого цикла следует отнести большую стоимость долговременных хранилищ и полигонов для захоронения, трудности обеспечения долговременной изоляции ТВС от биосферы (существует реальная опасность освобождения радионуклидов в случае разрушения ТВЭлов при их длительном хранении), необходимость постоянной вооруженной охраны захоронений (возможность хищения делящихся нуклидов из захоронений террористами также представляется реальной), а также постоянного контроля за состоянием хранимых материалов.
Очевидно, что любой ядерный топливный цикл – дорогостоящее и опасное производство. Выбор оптимального варианта ЯТЦ – серьезная проблема для страны и мира в целом.
Из 34 стран в настоящее время лишь Индия, Япония, Англия, Россия, Франция перерабатывают отработанное ядерное топливо на своих предприятиях. Большинство стран, включая Канаду, Финляндию, ФРГ, Италию, Нидерланды, Швецию, Швейцарию, Испанию, США и КНР, либо хранят ОЯТ, либо передают ОЯТ на переработку другим странам.
В России отработанное ядерное топливо перерабатывается на радиохимическом заводе РТ-1 (комбинат «Маяк»).

^ ГЛАВА 2. Добыча сырья и получение гексафторида урана


Достигнув пика приблизительно в US$ 43/фунт U3O8 в конце 1970-х, цена урана на рынке скоро опустилась до US$ 10/фунт U3O8. В конце 2000 г., она даже опускалась до самого низкого уровня - US$ 7/фунт U3O8, но затем начала подниматься снова, достигнув US$ 33/фунт U3O8 10 октября 2005 г.
При средней концентрации 3 г/т в земной коре, уран не очень редкий металл. Добыча имеет смысл только в месторождениях, содержащих концентрации по крайней мере порядка 1000 г/т (0,1%); руды с более низким содержанием в настоящее время добываются только в чрезвычайных обстоятельствах.
Месторождения урана классифицируются по размеру подтверждённых запасов руды и стоимости её извлечения. Согласно авторитетной «Красной Книге» (АКК 2004), «известные ресурсы», которые можно добыть так, чтобы стоимость была ниже $130/кг (эквивалентный US$50/фунт U3O8) составляют приблизительно 4,6 миллиона тонн урана во всём мире. Кроме того, так называемые «необнаруженные запасы», которые можно добыть за те же деньги, составляют 6,7 миллиона тонн урана, плюс 3,1 миллиона тонн урана, стоимость добычи которого неизвестна. Так как «необнаруженные запасы» - как следует из названия — являются лишь теоретически подтверждёнными, дальнейшее обсуждение будет ограничено «известными ресурсами», включая категории ДПР (Достаточно проверенные ресурсы) и ПДР I (Предполагаемые дополнительные ресурсы I). Рис. 1 показывает мировую карту ДПР, добыча которых стоит менее US$130/кг урана (WUP 2005).
Рис. 1. Месторождения урана. t - тонн, - NA - данных нет
Доступна только небольшая часть информации о запасах низко-обогащённого и природного урана в мире, так как информация из большинства стран недоступна. Это одна из причин неуверенности в прогнозах относительно развития уранового рынка.
В дополнение к тем месторождениям, где уран добывается как основной ресурс, существует несколько типов месторождений, где U - только сопутствующий продукт, добываемый вместе с Au, Cu или фосфатами.
В ЮАР весь уран добывается как побочный продукт добычи золота. Однако, учитывая неблагоприятный обменный курс местной валюты и недавние низкие цены на уран, в настоящее время остался всего один золотой рудник (Ваал Ривер), добывающий ещё и уран. Кроме того, малая доходность многих южноафриканских золотых рудников может повлечь за собой закрытие многих шахт, уменьшая перспективы развития урановой добычи.
Другой потенциальный запас урана, обсуждаемый время от времени – это морская вода: она содержит 3 мг/т урана, а полный запас оценен в 4 миллиарда тонн. Продолжаются исследования относительно улучшения технологии добычи, но пока этот способ неконкурентоспособный с учётом текущих цен на уран, энергетический и экологический баланс ещё не оценён.
Таблица 1. Ежегодное производство урана в 2003г. (WNA 2005)



Страна

Тонн урана

% мировой добычи

Примеч.

1.

Канада

10457

29,2 %

2.

Австралия

7572

21,2 %

3.

Казахстан

3300

9,2 %

4.

Россия

3150

8,8 %

c)

5.

Нигер

3143

8,8 %

6.

Намибия

2036

5,7 %

7.

Узбекистан

1770

4,9 %

8.

США

846

2,4 %

9.

Украина

800

2,2 %

c)

10.

Южная Африка

758

2,1 %

a)

11.

Китай

750

2,1 %

c)

12.

Чешская Республика

345

1,0 %

13.

Бразилия

310

0,9 %

14.

Индия

230

0,6 %

c)

15.

Германия

150

0,4 %

b)

16.

Румыния

90

0,3 %

c)

17.

Пакистан

45

0,1 %

c)

18.

Аргентина

20

0,1 %

Общее мировое количество

35772

100,0 %

a) уран, извлекаемый при добыче золота
b) в результате вывода АЭС из эксплуатации
c) оценка WNA
При добыче руд с содержанием урана 0,1% для получения 1 т оксида урана U3O8 необходимо извлечь из недр примерно 1000 т руды, не считая колоссального количества пустой породы от вскрытых и проходческих выемок. Такую огромную массу руды лучше всего перерабатывать и обогащать в непосредственной близости от рудника. В настоящее время считают экономически целесообразным перерабатывать руды с содержанием оксида урана 0,05–0,07%. Все шире в практику внедряется комплексная переработка урановых руд с попутным извлечением других ценных компонентов (P, S, Mo, Fe, Cu, Au, ванадий, редкоземельные элементы).
Добыча урановой руды осуществляется либо шахтным, либо карьерным способом — в зависимости от глубины залегания рудных пластов. В 2005 г. на подземные рудники приходилось 38% массы добытого в мире урана, на открытые месторождения (карьеры) — 30%, способом подземного выщелачивания добывалось 21% урана, еще 11% получались как побочный продукт при разработке других видов полезных ископаемых.
Подземное выщелачивание считается в настоящее время прогрессивным и экологичным способом добычи урана.
При технологии подземного выщелачивания урановых руд, считающейся передовой, соединения урана избирательно растворяются прямо в руде закачиваемым в пласт специальным химическим реагентом. Затем этот раствор выводят на поверхность и дальше пускают в обработку.
При подземном выщелачивании месторождение руды вскрывается системой скважин, располагаемых в плане рядами, многоугольниками, кольцами. В скважины подают растворитель, который, фильтруясь по пласту, выщелачивает полезные компоненты. Раствор, насыщенный соединениями урана, откачивается на поверхность через другие скважины.
В случае монолитных непроницаемых рудных тел залежь вскрывают подземными горными выработками, отдельные рудные блоки дробят с помощью буровзрывных работ. Затем на верхнем горизонте массив орошают растворителем, который, стекая вниз, растворяет полезное ископаемое. На нижнем горизонте растворы собирают и перекачивают на поверхность для переработки.
Урановые руды разрабатываются методом подземного выщелачивания с 1957 г. Особенно распространена эта технология в США, Казахстане1 и Узбекистане, где таким способом добывается вся руда.

^ Крупнейшие уранодобывающие центры мира,

2005

Рудник

Страна

Способ добычи

Добыча,
т

% от мировой добычи

Макартур-Ривер

Канада

Подземный

7 200

17,3

Рейнджер

Австралия

Открытый

5 006

12,0

Олимпик-Дам

Австралия

Подземный

3 688

8,9

Рёссинг

Намибия

Открытый

3 147

7,6

Рудники Приаргунского ПГХО

Россия

Подземный

3 000

7,5

Использование атомной энергии требует использования различных предприятий. Каждый из этих объектов представляет опасность. Это и радиоактивная пыль в шахтах по добыче урана, потенциальные и фактические радиационные проблемы даже при нормальной эксплуатации предприятий, и несчастные случаи как с персоналом, обслуживающим ядерные установки, так и с людьми, живущими поблизости, заканчивая возможным загрязнением грунтовой воды в репозитории для радиоактивных отходов.
В течение добывающего цикла большие объёмы загрязнённой воды, выкачанные из шахты и спущенные в реки и озёра, попадают в окружающую среду. Сточные воды из месторождения «Рабит Лэйк» в Канаде, например, вызвали увеличение массы урана в донных отложениях залива Hidden Bay реки Уоллостон (Wollaston). В 2000 году содержание урана в донных отложениях в 8 раз превышало природный уровень. С тех пор оно росло быстрее, чем в геометрической прогрессии и между 2000 и 2003 годом увеличилось в 10 раз В речных донных отложениях в районе месторождения «Висмут» (Wismut) концентрации радия и урана в 100 раз больше, чем природная норма.
Вентиляция шахт, снижающая опасность для здоровья шахтёров, выпускает в атмосферу радиоактивную пыль и газ радон, увеличивая риск заболевания раком лёгких для людей, живущих поблизости. На «Висмуте» (шахта Schlema-Alberoda), например, в общей сложности 7426 миллионов кубометров (235 m3/s) загрязненного воздуха были выброшены в атмосферу в 1993 г., со средней концентрацией радона 96 000 Бк/кубометр.
Отвалы образуются в открытой шахте, например, когда тоннели проложены через безрудные зоны или концентрация урана в руде слишком низкая. Отвалы часто содержат повышенные концентрации радионуклидов по сравнению с нормальной породой. Такой материал продолжает угрожать людям и окружающей среде и после закрытия шахты, так как он источает газ радон и радиоактивную воду. Груды отвалов урановых шахт «Висмута» в области Schlema/Aue содержат объём 47 миллионов кубометров и покрывают область 343 гектара. Отвалы часто сваливали в непосредственной близости от жилых районов. В результате, были обнаружены высокие концентрации радона в воздухе (приблизительно 100 Бк/кубометр) на обширных территориях. В некоторых местах концентрация радона была даже выше - 300 Бк/кубометр. Это продолжалось пока радиоактивный материал не был изолирован. Независимый институт экологии (Ecology Institute) обнаружил, что при продолжительной жизни в такой области риск заболеть раком легких достигает 20 случаев при концентрации 100 Бк/кубометр и 60 случаев при коцентрации 300 Бк/кубометр - в расчёте на 1000 жителей. Кроме того, отвалы часто использовали в смеси с гравием или цементом для строительства дорог. Таким образом, гравий, содержащий повышенные радиоактивные концентрации, был распределён на больших территориях.
В некоторых случаях уран добывают из низкосортной руды выщелачиванием. Это делается из экономических побуждений, если содержание урана в руде слишком низкое. Щелочная или кислая жидкость вводится в массу материала и проникает вниз, где откачивается для дальнейшей обработки. В Европе, например, в Восточной Германии или Венгрии, эта технология использовалась до 1990 г.
В процессе выщелачивания по-прежнему существует опасность выбросов пыли, газа радона и выщелачивающей жидкости. После завершения процесса выщелачивания, в особенности если руда содержит сульфид железа (случай Тюрингии в Германии и Онтарио в Канаде), могут появиться новые проблемы.
Доступ к воде и воздуху может стать причиной непрерывного бактериального производства кислоты в отвалах, что ведет к самопроизвольному выщелачиванию урана и других загрязнителей в течение многих столетий с возможным постоянным загрязнением грунтовых вод.
Альтернативный способ – добыча растворением (solution mining). Эта технология, также известная как «выщелачивание на месте залегания», включает в себя введение щелочной или кислой жидкости (например, серной кислоты) через скважины в залежи урановой руды, и выкачивание обратно. Таким образом, эта технология не требует удаления руды с места добычи. Эта технология может использоваться только там, где месторождения урана расположены в водоносном слое в водопроницаемой породе, не слишком глубоко (приблизительно 200 м) в основании, и граничащие с водонепроницаемой породой.
Преимущества этой технологии - уменьшенный риск несчастных случаев и облучения для персонала, низкая стоимость, не требуется много места для складирования отходов. Главные недостатки - риск отклонения выщелачивающих жидкостей от месторождения U и последующего загрязнения грунтовой воды, и невозможность восстановления естественных условий в зоне выщелачивания после окончания операций. Возникшая загрязненная смесь или сваливается на поверхности в некоторых водохранилищах, или сваливается в так называемые глубокие ликвидационные колодцы.
Исторически выщелачивание использовалось в большом масштабе там, где есть крупные месторождения - оно включало ввод миллионов тонн серной кислоты, в Stráz pod Ralskem, Чешская Республика, в различных местах в Болгарии, и немного в Königstein, в Восточной Германии. В случае Кёнигштайна, в общей сложности 100 000 тонн серной кислоты были введены с жидкостью в месторождение руды. После закрытия месторождения, 1,9 миллиона кубометров этой жидкости остаётся в порах породы; ещё 0,85 миллиона кубометров такой жидкости находятся где-то между зоной выщелачивания и предприятием по обработке. Жидкость содержит высокие концентрации опасных примесей. Если сравнивать с допустимыми для питьевой воды концентрациями, то Cd там больше в 400 раз, As - в 280, Ni - в 130, U - в 83 раза. Эта жидкость представляет опасность с точки зрения загрязнения водоносного слоя. Проблема загрязнения грунтовой воды намного серьёзнее в Чехии, в Stráz pod Ralskem, где было закачано 3,7 миллиона тонн серной кислоты: 28,7 миллиона м3 загрязнённой жидкости до сих пор содержатся в зоне выщелачивания, расположенной на территории размером 5,74 кв. км. Кроме того, загрязнённая жидкость распространилась вне зоны выщелачивания горизонтально и вертикально, подвергая угрозе заражения территорию примерно в 28 кв. км. и 235 миллионов кубометров грунтовой воды.
С уменьшением цен на уран в течение прошлых десятилетий, выщелачивание по технологии «добыча растворением» - единственный способ, использующийся в США. Выщелачивание в естественных залежах получает широкое распространение по всему миру в случае с месторождениями с низким содержанием урана. Новые проекты реализуются в Австралии, России, Казахстане, и Китае.
Руда, добытая в открытых или подземных шахтах сначала выщелачивается на заводе. Завод обычно располагается около шахт, чтобы сократить количество транспортировок. Затем уран обрабатывается с помощью гидрометаллургического процесса. В большинстве случаев как средство выщелачивания используется серная кислота, хотя также применяется и щёлочь. Поскольку в процессе выщелачивания из руды выделяют не только уран, но и несколько других элементов (Mo, ванадий, Se, Fe, Pb и As), нужно выделить уран из этой смеси. Конечный продукт, произведённый на заводе, обычно называемый «жёлтый пирог» (U3O8 с примесями), упаковывается и отправляется в бочках. Главная опасность, следующая из процесса обогащения - выбросы пыли. Закрывая завод по добыче урана, нужно избавиться от больших количеств радиоактивно загрязнённых отходов безопасным способом.
Отходы от процесса обогащения, отходы с урановой обогатительной фабрики имеют форму жидкого раствора. Они обычно откачиваются в искусственные водоёмы для конечного захоронения. Количество произведенных отходов фактически равно количеству добытой руды, так как извлеченный уран представляет только незначительную долю от общей массы. Таким образом, количество радиоактивных отходов (РАО), произведённых на тонну урана, обратно пропорционально качеству руды (концентрации урана в руде).
Самый большой в мире искусственный водоём около завода по производству урана - Rössing в Намибии; он содержит более 350 миллионов тонн твёрдого материала. Аналогичные объекты в США и Канаде содержат до 30 миллионов тонн твёрдого материала. В Восточной Германии - 86 миллионов тонн.
Однако раньше отходы в некоторых случаях просто выбрасывались в окружающую среду без всякого контроля. Самый тревожный пример - в Монтане (Габон) такая практика продолжалась до 1975 г.: филиал французской компании Cogéma добывал уран там с 1961 г. В течение первых пятнадцати лет эксплуатации отходы с завода по производству урана сбрасывались в ближайший ручей. В общей сложности около двух миллионов тонн отходов с этого завода были выброшены в окружающую среду, загрязняя воду и опускаясь в донные отложения в речной долине. Когда добыча прекратилась в 1999 году, радиоактивные отходы вместо вывоза и утилизации покрыли тонким слоем почвы, склонной к эрозии.
Не считая удалённого урана, жидкие отходы содержат все элементы руды. Поскольку продукты полураспада урана (торий-230 и радий-226) из руды не выделяют, раствор содержит до 85% от природной радиоактивности руды. Из-за технических ограничений не может быть извлечён весь существующий в руде уран. Поэтому жидкий раствор содержит немного остаточного урана. Кроме того, жидкий раствор содержит тяжёлые металлы и другие загрязнители, типа мышьяка, так же как и химические реактивы, добавленные в процессе дробления.
Радионуклиды, содержащиеся в урановых отходах, обычно испускают в 20-100 раз больше гамма-радиации по сравнению с природным уровнем. Гамма-радиация локализована и ее уровень быстро уменьшается при увеличении дистанции.
Когда поверхность отвалов высыхает, мелкий песок разносится ветром. Небо было тёмным от бурь, разносящих радиоактивную пыль по деревням, расположенным в непосредственной близости от восточногерманских свалок отходов около завода по обработке урана до того момента, пока свалки не были защищены покрытиями. Впоследствии радий-226 и мышьяк были найдены в образцах пыли в этих деревнях.
Радий-226 в отходах распадается с образованием радиоактивного газа радон-222, продукты распада которого могут вызывать рак лёгких при вдыхании. Часть радона улетучивается. Норма выброса радона не зависит от процента содержания урана в отвалах; она зависит главным образом от общего количества урана, первоначально содержавшегося в добытой руде. Выброс радона - главная опасность, которая остаётся после того, как урановые шахты закрыты. Американское агентство по охране окружающей среды (EPA) оценило риск заболеть раком лёгких у жителей, проживающих поблизости от неизолированных свалок РАО на расстоянии до 80 гектаров, как два случая на сто человек.
Когда радон распространяется при помощи ветра, много людей получают небольшие дозы радиации. Хотя риск для человека не слишком велик, об этом нельзя забывать из-за большого количества людей, которых эта проблема затрагивает. Принимая во внимание беспороговый дозовый эффект, EPA оценило, что залежи отходов уранодобывающей промышленности, существующие в США (по состоянию на 1983 г.), могли вызвать 500 смертельных случаев от рака лёгких в течение 100 лет, если бы не было предпринято никаких контрмер.
Вытекание загрязнённой жидкости из отвалов - ещё одна большая опасность. Такие утечки создают риск загрязнения грунтовых и поверхностных вод. Опасные для людей уран и мышьяк попадают в питьевую воду и рыбу. Проблема утечек очень важна в случае с кислотными жидкостями, поскольку радионуклиды более подвижны в кислой среде. В отходах, содержащих сульфид железа, происходит самоподдерживающееся производство серной кислоты, что увеличивает скорость перемещения радионуклидов в окружающую среду. Утечка из хранилища отходов в Хельмсдорфе («Висмут») происходила на уровне 600 000 кубометров ежегодно; только половину от этого количества удавалось останавливать и откачивать обратно в хранилище, пока не заработала установка по обработке загрязнённой воды. По сравнению со стандартами для питьевой воды в составе жидкости в Хельмсдорфе содержалось: сульфаты – в 24 раза больше, мышьяк – в 253 раз больше, уран – в 46 раз больше. В районе венгерского завода по хранению урановых отходов Pécs, загрязнённая грунтовая вода перемещается со скоростью 30-50 м ежегодно в направлении источников питьевой воды ближайшего города.
В связи с длинным периодом полураспада радиоактивных элементов необходимо в течение длительного времени поддерживать безопасность хранилищ отходов на высоком уровне, однако хранилища подвержены многим видам эрозии. После ливня могут сформироваться овраги; растения и животные могут повредить хранилища, что увеличит выброс радона и сделает хранилище более восприимчивым к климатическому воздействию. В случае землетрясений, сильного дождя или наводнений, хранилища могут быть полностью повреждены. Например, это случилось в 1977 г. в Гранте, Нью-Мексико (США) и привело к утечке 50 000 тонн жидкой смеси и нескольких миллионов литров заражённой воды, в 1979 г. в Черч Рок, Нью-Мексико, это привело к утечке более 1000 тонн жидкой смеси и приблизительно 400 млн. литров зараженной воды.
Иногда, из-за подходящих характеристик, сухие РАО использовались для строительства домов или для захоронения мусора. В построенных из такого материала домах, были обнаружены высокие уровни гамма-излучения и концентрации газа радон. Американское агентство по охране окружающей среды (EPA) оценило риск получить рак легких для жителей таких домов, как 4 случая на 100 человек.
На заре развития уранодобывающей промышленности, после Второй мировой войны, горнодобывающие компании оставляли шахты в том виде, в котором они были на момент исчерпания месторождения: в США не считалось нужным что-либо предпринимать даже в случае с открытыми месторождениями, не говоря уже об утилизации произведённых отходов.
Очистка необходима не только для неработающих шахт, но также и по завершении выщелачивания месторождений: от произведённых жидких отходов необходимо безопасно избавиться, и грунтовая вода, загрязнённая вследствие процесса выщелачивания, должна быть восстановлена до чистого состояния. Восстановление грунтовой воды - очень трудоёмкий процесс, невозможно восстановить её качество до изначального, хотя и применяются сложные насосы и схемы обработки. В США усилия по восстановлению воды были приостановлены во многих случаях, после того, как годы перекачки и обработки воды не привели к ощутимому уменьшению количества загрязняющих веществ. После этого стандарты по очистке воды были смягчены.
Хотя урановые месторождения главным образом расположены в отдалённых областях, где грунтовая вода едва пригодна для питья, часть разработок находились в плотно населённых областях, в частности, в тех местах, где с помощью выщелачивания добывали уран для Советского Союза. Если программы по восстановлению идут полным ходом в Германии и Чешской Республике, то в Болгарии не делается ничего.
Чтобы ограничить выброс загрязняющих веществ в окружающую среду, нужно решить проблему избавления от РАО. Идея вернуть отходы туда, откуда была добыта руда не обязательно является верным решением. Хотя большинство урана было извлечено из руды, это не сделало её менее опасной: совсем наоборот. Большинство радионуклидных примесей (85% всей радиоактивности и всех химических примесей) всё ещё присутствуют. С помощью механических и химических процессов использованная урановая руда находится в такой форме, в которой радионуклиды стали более подвижны и более восприимчивы к перемещению в окружающую среду. Поэтому в большинстве случаев сброс отходов в подземные шахты невозможен; там они находились бы в прямом контакте с грунтовой водой.
Это похоже на ситуацию с хранением отходов в открытых шахтах. Здесь также существует непосредственный контакт с грунтовой водой и утечки повышают риск загрязнения грунтовой воды. Преимущество хранения в шахтах только одно – это относительно хорошая защита от эрозии. В большинстве случаев отходы сваливаются на поверхности земли из-за отсутствия других вариантов. В этом случае есть возможность принимать меры защиты. Обязательно необходимо защитить РАО от эрозии.
В США подробные инструкции для захоронения отходов были разработаны Агентством по охране окружающей среды (EPA) и Комиссией по ядерному регулированию (КЯР) в 1980-х гг. Эти инструкции не только определяют максимальные концентрации загрязняющих веществ в почве и допустимые выбросы загрязняющих веществ (в частности для радона), но также и промежуток времени, в течение которого предпринятые меры должны работать: 200-1000 лет, желательно без активного обслуживания. На основании этих инструкций места, где скопились РАО, были приведены в порядок. Частично путем покрытия РАО слоем из глины и горной породы, и частично посредством переноса отходов в более подходящие места, где нет опасности наводнения или загрязнения грунтовой водой.
В Канаде, напротив, меры, принятые для утилизации отходов уранового производства, являются намного менее строгими; для РАО в области озера Эллиот, Онтарио, например, такие меры включают в себя «водное покрытие» как единственный «защитный барьер». Около урановых шахт в Восточной Европе и экс-СССР ситуация разная: в Восточной Германии, Венгрии и Эстонии в настоящее время места урановой добычи пытаются очистить и решить проблему РАО, а в Чешской Республике, на Украине, в Казахстане и Кыргызстане всё ещё не разработаны меры восстановления. 100 миллионов тонн отходов в Актау (Казахстан) даже не оборудованы временным покрытием; поэтому, большое количество пыли продолжает рассеиваться по окрестностям. Отходы в Киргизии расположены на крутых склонах и подвергаются опасности распространения из-за оползней.
Стоимость утилизации отходов охватывает чрезвычайно широкий диапазон. Верхний предел цен установили правительства в США и Германии. Если исходить из произведённой продукции, то утилизация отходов, образовавшихся при производстве фунта U3O8, составляет $14. Эта цифра превышала стоимость фунта U3O8 до того, как началось недавнее повышение цен. Нижний предел отмечен в Канаде - US$ 0,12; это отражает необычайно низкие экологические стандарты, применяемые в случае месторождения Элиот Лэйк.
Чтобы избежать продолжения ситуации, в которой брошенные шахты приходится очищать за средства налогоплательщиков, добывающая промышленность обязана начинать отчисление денег на утилизацию отходов в тот момент, когда начинается добыча. Но даже эта мера не может гарантировать, что не будут привлечены средства налогоплательщиков: средства, отложенные для очистки от РАО мест урановой добычи, принадлежавших обанкротившейся Atlas Corp в Моабе (Юта, США), например, составляют лишь 3% от стоимости программы очистки, которая тянет на US$ 300 миллионов. В Австралии закрытие Рэйнджер Майн стоит около 176 миллионов австралийских долларов, из которых есть лишь 65 миллионов. В случае, если бы компания ERA, которой принадлежит Рэйнджер Майн, обанкротилась - налогоплательщикам пришлось бы платить за утилизацию отходов.

Уран из отработавшего топлива.

Извлечение урана из ОЯТ в настоящее время осуществляется на перерабатывающих заводах в Ла-Аг (Франция), Селафилд (Великобритания), комбинат «Маяк». Однако до настоящего времени лишь незначительная часть полученного урана была использована для изготовления нового топлива. И нет никаких надежд, что ситуация может измениться в ближайшем будущем.
Как было обнародовано в недавнем сообщении французского Суда аудиторов, предприятие Электриситэ де Франс (ЭФ) произвело запас переработанного урана (ПУ) на 250 лет вперёд. Из 1050 тонн ОЯТ, ежегодно образующегося во Франции в настоящее время, 850 тонн подвергаются переработке в Ла-Аг (кроме того, существуют 100 тонн отработавшего МОКС-топлива, которые не могут быть переработаны вообще). В результате переработки извлечено приблизительно 816 тонн урана и 8,5 тонны плутония. Для долгосрочного хранения примерно 650 тонн из этого количества обращены в более устойчивую оксидную форму. Уран, восстановленный на бывшем перерабатывающем заводе Маркул, так и не был использован для производства нового топлива. Он всё ещё находится в Маркуле, в форме жидкого уранилнитрата: 3800 тонн, принадлежащие ЭФ, и 4800 тонн, принадлежащие СЕА и Cogéma.
Использование переработанного урана (ПУ) проблематично по нескольким причинам. Из-за того, что ПУ загрязнен искусственными изотопами урана U-232 и U-236, при обработке необходимы специальные меры предосторожности: U-232 и его продукты распада увеличивают дозу облучения персонала, а U-236, как нейтронный поглотитель, требует более высокого уровня обогащения. Как следствие, использование ПУ становится не очень привлекательным на существующем рынке: изготовление из него ядерного топлива в три раза дороже по сравнению с природным ураном. По причинам, связанным с применяемой технологией, единственный завод, подходящий для обогащения ПУ во Франции (компании Eurodif) не может работать с этим материалом из-за опасности загрязнения искусственными изотопами. Для производства двух тепловыделяющих сборок на основе ПУ, которые затем были испытаны на АЭС Круас, материал был обогащён на иностранном (по-видимому, в России) центрифужном заводе.

^ Разбавление ВОУ

: Высоко обогащенный уран (ВОУ) из списанных ядерных боеголовок может быть смешан с низкообогащенным ураном (НОУ) для использования в качестве ядерного топлива.
В 1993 г., США и Россия заключили соглашение ВОУ-НОУ, согласно которому Россия должна была поставлять обеднённый уран, изготовленный из 500 тонн ВОУ в США в течение двадцати лет. Это количество ВОУ представляет собой эквивалент 153000 тонн естественного урана, а его конверсия задействует 92 миллиона разделительных единиц.
Поставки согласно этому соглашению (НОУ, полученный из 30 тонн ВОУ, ежегодно заменяет приблизительно 9000 тонн природного урана) продолжатся до 2013 г.
Тем временем, США начали смешивать собственный ВОУ. В общей сложности для этих целей выделено 153 тонны ВОУ; приблизительно 39 тонн уже переработаны, остальное будет переработано до 2016 г. (NEA 2004)
К сожалению, в ВОУ содержится не только 235U, но и большое количество 234U. Если «нежелательный» 234U оказывается в ядерном топливе, то скорее всего топливо не сможет соответствовать принятым стандартам. Поэтому желательно смешивать ВОУ с материалом, в котором содержание 234U низко.
Отходы, являющиеся результатом обогащения урана, называют обеднённым ураном или «хвостами». Они находятся в форме UF6 и всё ещё содержат некоторое количество делящегося изотопа урана 235U, который может быть извлечён дальнейшим обогащением. С 1996 года «хвосты» западноевропейских обогатительных компаний Уренко (URENCO) и Евродиф (Eurodif) посылают в Россию для дообогащения. В России обогащают не природный уран, а эти хвосты на предприятиях, принадлежащих Росатому - Российскому Федеральному Агентству по атомной энергии (ранее - Минатом). Продукт, полученный через дообогащение, - главным образом материал, эквивалентный природному урану. Этот продукт посылают назад в Уренко и Евродиф, в то время как вторичные «хвосты» остаются в России, где они далее повторно обогащаются до состояния, аналогичного природному урану. Этот материал используется для разбавления ВОУ. Судьба оставшихся «хвостов», в количестве не менее двух третей от ввезённого, до сих пор неизвестна. В мае 2005 г., компания Cogéma/Areva объявила, что подписано соглашение с российским Техснабэкспортом о передаче технологии обесфторивания, которая позволяет переводить UF6 обратно в форму U3O8, что является более подходящей для хранения формой. В августе 2005г. Росатом объявил, что «хвосты» могут быть использованы в быстрых реакторах.
В настоящее время Уренко и Евродиф посылают 7000 тонн урановых «хвостов» в Россию для дообогащения ежегодно и получают обратно около 1100 тонн эквивалентного природному урана. Eurodif, кроме того, получает 130 тонн урана в форме UF6, обогащённого до 3,5%. Для Urenco и Eurodif дообогащение связано прежде всего с уклонением от утилизации хвостов. Для Росатома вследствие этих контрактов возникает возможность использовать избыточные мощности по обогащению. Urenco предполагает, что контракт на дообогащение с Россией будет разорван после 2010 г.
Если цена на уран будет расти, обогатительные компании пойдут по пути использования радиоактивных отходов обогащения. Таким образом они снизят потребности в природном уране за счёт дообогащения. И будут производить такое же количество урана, используя меньшее количество природного материала.
Самая

первая стадия

уранового производства —

концентрирование

. Породу дробят и смешивают с водой. Тяжелые компоненты взвеси осаждаются быстрее. Если порода содержит первичные минералы урана, то они осаждаются быстро: это тяжелые минералы. Вторичные минералы урана легче, в этом случае раньше оседает тяжелая пустая порода. (Впрочем, далеко не всегда она действительно пустая; в ней могут быть многие полезные элементы, в том числе и уран).
Следующая стадия —

выщелачивание

концентратов, перевод урана в раствор. Применяют кислотное и щелочное выщелачивание. Первое — дешевле, поскольку для извлечения урана используют серную кислоту. Но если в исходном сырье, как, например, в урановой смолке, уран находится в четырехвалентном состоянии, то этот способ неприменим: четырехвалентный уран в серной кислоте практически не растворяется. В этом случае нужно либо прибегнуть к щелочному выщелачиванию, либо предварительно окислять уран до шестивалентного состояния.
Не применяют кислотное выщелачивание и в тех случаях, если урановый концентрат содержит доломит или магнезит, реагирующие с серной кислотой. В этих случаях пользуются едким натром (гидроксидом натрия). Проблему выщелачивания урана из руд решает кислородная продувка. В нагретую до 150 °C смесь урановой руды с сульфидными минералами подают поток кислорода. При этом из сернистых минералов образуется серная кислота, которая и вымывает уран.
Для извлечения и концентрирования урана из растворов и пульп, а также для очистки от примесей применяют сорбцию на ионообменных смолах и экстракцию органических растворителями (трибутилфосфат, алкилфосфорные кислоты, амины). Далее из растворов добавлением щелочи осаждают уранаты аммония или натрия или гидрооксид U(OH)4. Для получения соединений высокой степени чистоты технические продукты растворяют в азотной кислоте и подвергают аффинажным операциям очистки, конечными продуктами которых являются UO3 или U3О8; эти оксиды при 650-800°С восстанавливаются водородом или диссоциированным аммиаком до UO2 с последующим переводом его в UF4 обработкой газообразным фтористым водородом при 500-600°С. UF4 может быть получен также при осаждении кристаллогидрата UF4·nН2О плавиковой кислотой из растворов с последующим обезвоживанием продукта при 450°С в токе водорода. В промышленности основные способом получения уран из UF4 является его кальциетермическим или магниетермическим восстановление с выходом урана в виде слитков массой до 1,5 т. Слитки рафинируются в вакуумных печах.
Идеализированная схема топливного цикла
Урановые руды содержат обычно небольшое количество ураносодержащего минерала, так что необходимы предварительное извлечение и обогащение. Физическое разделение (гравитация, флотация, электростатика) неприменимо для урана, в дело идут методы гидрометаллургии - выщелачивание - обычный первый шаг обработки руды.
В классическом способе кислотного выщелачивания руда первоначально измельчается и обжигается для обезвоживания, удаляются углеродсодержащие фракции, сульфатируется, восстановители, которые могут быть препятствием для выщелачивания окисляются. Затем смесь обрабатывается серной и азотной кислотами. Уран переходит в сульфат уранила, радий и другие металлы в урановой смолке оседают в виде сульфатов. С добавлением едкого натра уран осаждается в виде диураната натрия Na2U2O7.6H2O.
Классические методы извлечения урана из руды в настоящее время пополнены такими процедурами как экстракция растворителями, ионным обменом, выпариванием. Во время экстракции растворителями урановая руда удаляется из щелока от выщелачивания подкисленной породы при помощи смеси растворителей, например р-ра трибутилфосфата в керосине. В современных промышленных методах в качестве растворителей фигурируют алкил-фосфорные кислоты (например, ди(2-этилгексил)-фосфорная кислота) и вторичные и третичные алкиламины.
Как общее правило, экстракция растворителями предпочитается ионообменным методам при содержании урана в растворе после кислотного выщелачивания более 1 грамма на литр. Однако оно неприменимо для восстановления урана из карбонатных растворов.
Уран, удовлетворяющий условиям оружейной чистоты, обычно получают из диураната натрия через прохождение дополнительной очистки, используя трибутилфосфатный очистительный процесс. Первоначально, Na2U2O7.6H2O растворяют в азотной кислоте для подготовки сырьевого раствора. Из него избирательно удаляется уран при разбавлении раствора трибутилфосфатом с керосином или иной подходящей углеводородной смесью. Наконец, уран переходит из трибутилфосфата в подкисленную воду для выделения высокоочищенного уранильного нитрата. Нитрат кальцинируется в UO3, который восстанавливается в водородной атмосфере до UO2. UO2 конвертируется в UF4 в безводном фтористом водороде (HF).
Металлический уран получают восстановлением урановых галлогенидов (обычно тетрафторида урана) магнием в экзотермической реакции в "бомбе" - герметичном контейнере, обычно стальном, общая методика известна как "термитный процесс". Производство металлического урана восстановлением магнием тетрафторида иногда называют способом Амеса (Ames), в честь университета Айовы, Амеса, где химик Ф.Х.Спеддинг (F.H. Spedding) и его группа разработали этот процесс в 1942 году.
Реакции в "бомбе" протекают при температурах, превышающих 1300°C. Прочный стальной корпус необходим, чтобы выдержать высокое давление внутри него. "Бомба" заряжается гранулами UF4 и в избытке засыпается тонко диспергированным магнием и нагревается до 500-700°C, с этого момента начинается саморазогревающаяся реакция. Теплоты реакции достаточно для расплавления начинки "бомбы", состоящей из металлического урана и шлака - фторида магния MgF2. Этот самый шлак отделяется и всплывет вверх. Когда "бомба" охлаждается, получается слиток металлического урана, который, несмотря на содержание в нем водорода, самый качественный из коммерчески доступных и хорошо подходит для топлива АЭС. Металл получается и при восстановлении оксидов урана кальцием, алюминием или углеродом при высоких температурах; или электролизом UF5 или UF4, растворенных в расплаве CaCl2 и NaCl. Уран высокой чистоты можно получить термическим разложением галлогенидов урана на поверхности тонкой нити.

^ Получение гексафторида




edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная