Исходя из определения практика – аспект правды, можно прийти к выводу.
Учебные материалы


Исходя из определения практика – критерий истины, можно сделать вывод.



Карта сайта

Загрузка...

Марксистская философия в качестве критерия И. предложила рассматривать практическую деятельность: если, руководствуясь какой-то мыслью, мы добиваемся успеха в деятельности, то эта мысль истинна. По-видимому, во многих случаях этот критерий помогает нам отличить И. от заблуждения. Хотите узнать, щедр человек или скуповат, — сходите с ним в ресторан. Хотите узнать, не сгнила ли ваша картошка, — попробуйте ее съесть. На уровне повседневного опыта критерий практики часто помогает нам отличить И. от лжи. Однако уже здесь выясняется, что и ложные идеи способны приводить к успеху в практической деятельности. Напр., мы до сих пор ориентируемся на местности, исходя из того, что Солнце и весь небосвод вращаются вокруг Земли. Когда же речь заходит об установлении истинности научных теорий, сам критерий практики становится совершенно расплывчатым. Сейчас считается общепризнанным, что ни непротиворечивость, ни подтверждаемость опытом, ни успех в практической деятельности не позволяют нам провести четкую границу между И. и ложью. (“Филосовский словарь”)

Следовательно, вопрос не в том, кто сильнее и потому прав, а в том, на чьей стороне практический опыт, подтвержденный поколениями.

И я бы рад применить это утверждение к следующему положению документа «Коммунистический Манифест», где есть тезис:

Но развитие капитализма все более и более ломает национальные перегородки, уничтожает национальную обособленность, ставит на место национальных антагонизмов классовые. В развитых капиталистических странах полной истиной является поэтому, что «рабочие не имеют отечества» и что «соединение усилий» рабочих по крайней мере цивилизованных стран «есть одно из первых условий освобождения пролетариата» («Коммунистический Манифест»).

Но вот закавыка - у разных поколений разный опыт. И на каждом историческом этапе этот опыт может противоречить опыту поколений предыдущих. Более того – были периоды, когда и в сословном обществе было относительно благополучно В ТОМ СМЫСЛЕ, что каждый чувствовал себя на своем месте и поэтому был счастлив. Вот вам простой пример разного опыта. В японском кинематографе очень хорошо показано, как приглашенные самураи (это сословие) защищают деревню от бандюков, потом вспыхивает страсть между самураем и местной селянкой. А когда страсть уходит, и угроза селению пропадает (всех негодяев замочили), селянка с радостью убегает от самурая на поле и ведет себя так, будто ничего не произошло. Да с такой радостью убегает… И поет так хорошо – хором с остальными тружениками села, что самурай-любовник полностью и надолго обескуражен. В шоке практически.



Ошиблись ли мы на счет рабочих? Если исходить из практика-критерий истины, то надо уточнить, что не только у каждого поколения, но и

у разных классов (когда они сложились) разная истина в смысле практики.

Если мои предки – капиталисты в нескольких поколениях, накапливали и делали состояние десятилетиями и даже столетиями (как в случае Ротшильдов или Рокфеллеров), то у меня своя практика и свое понятие об истине. Например, человек человеку волк, инструмент и товар – это видно из их деятельности. И эту правду я прививаю целым народам – как с американцами получилось. Хотя у них все замазано патриотической патетикой.

Если мои предки – рабочие, ставшие военными и интеллигенцией, выросшие в революцию или ВОВ – у них совсем другая практика жизни, другие истины в смысле практики – человек человеку должен быть брат, возлюби ближнего и т.д. И эти истины, они, сами не догадываясь, черпали из опыта своих предков, которые все это вынесли из православного христианства. Нравится вам или нет. Т.е. они его исполнили НА ПРАКТИКЕ.

Исходя из определения практика – критерий истины, можно сделать вывод.

Опыт разный, и, если некоего универсального критерия для человека нет – например, он Богу не верит (не в Бога, а Богу, подчеркиваю – это разные вещи!), то для него остается “кто победил – тот и прав”. С другой стороны, если практика – критерий, то всякий раз мы можем приближаться к истине все ближе и ближе, ведь совершенству нет предела, так? В этом смысле противоречия с Христианством нет – там Истина как раз познаваема. И основная обязанность человека – как раз её познавать. Значит, каждый сферический в вакууме класс, по идее, должен добиваться истины и познать её на деле. А если истины в смысле практики у классов разные, значит, для более полного понимания истины классам нужно объединиться и искать истину вместе (если они её кончено хотят искать). А если они объединятся – они уже не классы. Это уже бесклассовое общество! Ведь классы различаются по отношению к средствам производства (в смысле марксизма). А какой класс принесет в жертву свое благополучие? Как всегда – истину ищет тот, кому по-настоящему нечего терять. Значит, рабочему человеку, пока он в состоянии “терять нечего”, можно дать миссию поиска истины.

Буржуазия, как показал опыт истории, благополучием, в смысле материального достатка делиться не только не будет, но и наоборот – как показала история позднего СССР. Рабочему нечего терять, а буржуазии есть. А вот когда рабочему становится что терять, тогда он “волшебным” образом перетекает в буржуазию в течение примерно двух поколений. Если только что-то его не остановит. И вот тут марксизм повисает. Потому что для него есть только материальный интерес КЛАССА.

А нематериальный интерес в бесклассовом обществе? Куда он-то делся? Ради чего тогда жизни отдавали? Разве за материальное благополучие? Только ли за него? Если вопрос в этом – то все просто – надо пустить немцев на свою землю и наслаждаться баварским пивом и сосисками…

Ради чего сейчас мы себя убиваем ночи напролет? Есть тысячи способов получить материальный интерес, не напрягаясь и не рискуя всем, как мы сейчас. Как мы можем говорить о ценностях, если есть только материальный интерес?

Обратите внимание, что революции, которые предсказывал Маркс, случились не так гладко, как в теории.

Не произошло коммунистической революции в Англии, Америке и некоторых других странах на европейском континенте! Там ценности либеральной модели оказались сильнее.

Коллективизм и сплоченность не в чести у морских держав. У них места мало, строить население строем – не выгодно, лучше их “сбагрить” куда-нибудь – основывать колонии, пиратствовать, торговать. Вспомните, Ост-Индийскую команпию. Или венецианских купцов.

Революции произошли там, где капитализм был НЕРАЗВИТЫМ и НЕ СЛОЖИВШИМСЯ ИСТОРИЧЕСКИ ! Эти страны всегда были континентальными империями – у которых коллективизм – это стратегия и тактика развития. И матрица ценностей другая. А реально социализм удалось построить только в двух странах – СССР и Китай. И ещё Куба, хотя история Кубы – это отдельная, и, по моему мнению, очень неоднозначная история… Стереть с лица Земли островок коммунизма для ядерной державы типа Америки - запросто. И то, что Америка ограничилась лишь мясорубкой, говорит о том, что, скорее всего, руководства обоих стран просто договорились. На относительно взаимовыгодных условиях.

А у Китая, почему они ещё держатся, был полигон, на котором он мог наблюдать за ходом исторического коммунистического эксперимента – это СССР. Когда Сталин умер, в Китае очень отрицательно отозвались о тех, кто встал у руля СССР. Их назвали НЕОФЕОДАЛАМИ! ЕЩЕ ТОГДА! И дальше отношения с Китаем похолодели.

Для некоторых советских людей, потомками которых мы является, этим блокировкой от окончательного превращения в типичных буржуа оказались ВЫСШИЕ СМЫСЛЫ и ЦЕННОСТИ, которые для этого поколения преломились в опыте дедушек и бабушек. Они оказались сильнее материального успеха и идеи бытоустроительства, типичной и ФУНДАМЕНТАЛЬНО ОБРАЗУЮЩЕЙ для НАСТОЯЩЕГО ПОРОДИСТОГО буржуа.

Марксизм, коли он наука, т.е. связывает причины и следствия и более ничего, взял за точку отсчета материальный интерес. Само по себе это не плохо - как мысленный философский эксперимент. Но мы с вами постоянно наталкиваемся лбом на стенку - а именно - мы говорим, что не все определяется материальным интересом. А марксизм к этому все сводит. При этом - сам Маркс в своей переписке с Энгельсом прекрасно понимал, что есть ещё и народы, и нации. Ну не мог он не знать, что существовали т.н. социалистические империи на востоке, например. Т.е. Маркс решал прикладную задачу своего времени из данных своего времени, а потом интерполировал полученные кривые в будущее, таким образом, пытаясь выявить некий объективный, т.е. не зависящий от воли отдельного человека напрямую (так поступают в науке) двигатель, заставляющий людей что-то делать и двигаться, бороться. Но, обозначив материальный интерес как силу, марксизм не уточнил границы материального интереса, он их локализовал в рамках классовой модели, а ею мир не исчерпывается до сих пор. Скорее - наоборот. За Маркса провести эту работу были вынуждены сделать совсем другие ученые. И вовсе даже не марксисты.

Т.е. чтобы разрешить противоречия марксизма, нужно просто уточнить положение первоначальной точки отсчета, установленной Марксом - материальный интерес. Потому что без уточнения - это просто клякса, пятно. Вот что я и многие другие имеют ввиду под неправильно выбранной точкой в марксизме. Клякса или пятно - это ещё не точка, если подходить строго с точки зрения точной науки. Отсюда все беды. Мы же научный вопрос разбираем? И дело здесь не в моем согласии или несогласии. Некоторые, видимо, подумали, что я не согласен с фактом наличия материального интереса и цикличности его развития как материализации некоторых идей, возникающих на основе знания о мире (как знания научного, так и знания, пришедшего через Откровение). Дело не в этом. Я как раз очень хорошо знаю об этом интересе, более того, я искал ответ на вопрос о его границах. И предлагаю вам сделать тоже самое. И тогда карта окажется более полной. И решения тоже придут. И тогда вам будет понятно, что когда я говорю, что экономика - это в сухом остатке отношения между людьми, то ничуть не кривлю,
потому что так и есть. И это не отменяет их человеческий чисто материальный интерес. Просто у интереса есть границы, у человеческого детерминизма, который вытекает из материального интереса и материальной составляющей человеческой природы, тоже есть границы. И они не определяются только классом. Скорее класс есть коллективное выражение таких интересов.
Класс - это не причина, а следствие процессов более глобальных, уже поэтому к классам все не сводится, в т.ч. и пресловутый материальный интерес.

Чтобы нам с вами не плутать в потемках и разрешить недоумение, нужно раз и навсегда определиться с границами материального интереса, т.е. ответить на вопросы (в лоне доктрины о материальном интересе, заметьте):

1) какие материальные интересы возникают у людей в независимости от их класса, сословия и т.д. ?
2) какой материальный интерес есть у всех людей без исключения - независимо от классов, сословий и бесклассового общества?
3) какие материальные интересы из выведенных в вопросах 1 и 2 являются постоянными и действуют на весь народ, а какие являются переменными?
4) как и под воздействием чего изменяются переменные материальные интересы? Есть у них объективная причина? Какая она? Одна ли?
5) какими средствами решается безотносительно первоначального устройства общества вопрос с переменными и постоянными материальными интересами?
6) на сколько детерминируем ЛЮБОЙ человек безотносительно классов или сословий, а где его детерминируемость заканчивается и начинается область феноменологии духа, которая для науки уловима лишь в самых начальных и грубых проявлениях?
7) насколько, как следствие вопроса №6, детерминируемо любое общество всмысле предсказуемости его развития?

На все вопросы кроме 6 и 7 ответ был найден уже давно. А вот на вопросы 6 и 7 надо ответить самим.

Ответы на вопросы с 1го по 5й находятся в теории Демографических циклов и в Теории геополитики.

И прежде чем мы двинемся дальше, прочитайте короткое емкое изложение этих теорий.

Цитирую короткое и заложение теории демографических циклов (по Нефедову):

История с точки зрения математики.

Сначала они [люди] описывали их простыми земными словами: "В древности усилий не прилагали, а для жизни хватало, — писал Хань Фэй-цзы, — народ был малочисленный, и запасов было в избытке. Ныне же иметь пять детей не считается слишком много, поэтому-то народ такой многочисленный и испытывает недостаток в припасах. Поэтому в народе идёт борьба…"

Простые слова понятны всем, но не могут донести до людей всю глубину сокровенного знания. Настоящее знание доступно лишь немногим и передаётся на особом языке — языке математики. Эта маленькая глава предназначена для тех, кто понимает этот язык.

Обозначим p — коэффициент рождаемости (число рождений на тысячу жителей), а q — коэффициент смертности, тогда разность r = p — q будет коэффициентом естественного прироста. В благоприятных условиях, когда этот коэффициент остаётся постоянным, рост численности населения N за время t описывается дифференциальным уравнением

dN/dt = rN.

Известно, что, если в начальный момент t = 0 численность населения составляла величину N то решение этого дифференциального уравнения будет иметь вид

N = Nexp(rt).

К примеру, в 1950-1980 годах общемировой коэффициент естественного прироста r был равен 0.018. Это означает, что за время t население вырастает в exp(0.018t) раз. За 50 лет оно вырастает в 2,5 раза, за 100 — в 6 раз, за 300 лет — в 220 раз! Скорость заполнения экологической ниши огромна и быстрое пришествие голода неизбежно — таков основной вывод из заложенной Мальтусом теории экспоненциального роста. Для историка это означает, что перенаселение было обычным состоянием человеческого общества на протяжении многих тысячелетий. Перенаселение и голод вызывают к жизни социалистическую Империю — и мы действительно видим, что реальностью древней истории было господство империй.

Голод меняет динамику воспроизводства населения — к естественной смертности q добавляется голодная смертность Q, которая компенсирует рост численности населения. В экологии обычно рассматривается простейшая модель воспроизводства, когда Q имеет вид Q =rN/K, где K — максимальная емкость экологической ниши. Это означает, что смертность увеличивается пропорционально величине V = N/K — «заполнению» экологической ниши. Мы будем называть величину Q также демографическим давлением, а величину военной смертности — военным давлением. Пусть P — величина пищевых ресурсов местности, а w — минимально возможное душевое потребление. Тогда K=P/w и

Q = rN/K = rw(N/P).

Таким образом, в общепринятой модели демографическое давление обратно пропорционально среднему потреблению продуктов питания P/N. Величину среднего потребления можно найти в демографических справочниках. В 70-х годах эта величина составляла в среднем в мире 2600 ккал, в странах Европы — 3200 ккал, в Мали — 1621, в Эфиопии -1752, в Индии — 1906 ккал. По этим количественным величинам можно судить о демографическом давлении и остроте политического положения в различных странах.

С учетом демографического давления дифференциальное уравнение примет вид

dN/dt = r(1-N/K)N

Это уравнение называют логистическим, а его решение

N = K/((K/N-1)exp(-rt)+1)

— логистической кривой. На начальных участках логистическая кривая ведет себя подобно экспоненциальной кривой, но при приближении к величине К она довольно резко поворачивает к асимптоте N(t) = K — популяция вступает в период экологического равновесия, характеризующийся постоянным голодом.

В общепринятой математической модели считается, что смертность возрастает прямо пропорционально заполнению экологической ниши V. Биологические эксперименты показали, что логистическая модель достаточно хорошо описывает динамику роста различных популяций животных. В 20-х годах было обнаружено, что ее можно применять также и для анализа роста населения в некоторых странах. Например, логистической кривой с К = 60 млн. описывается рост населения китайской империи Хань в I-II вв.н.э (см. рис.).

Конечно, реальные данные переписей могут давать отклонения от теоретических расчётов — это связано с действием случайных факторов, таких, как войны и засухи, однако, в целом, теория вполне согласуется с реальностью. Период, когда логистическая кривая идёт вдоль асимптоты, мы называем Сжатием — это время голода, когда голодающие крестьяне за бесценок продают свои наделы и уходят в города; в это время разрастается помещичья собственность, а государство переживает тяжёлый кризис. В конце концов, голод поднимает народ на восстание, и начинается гражданская война, приводящая к демографической катастрофе и гибели большой части населения. Катастрофа завершает ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ЦИКЛ; гражданская война приводит к истреблению помещиков и рождению социалистической Империи — государства, которое наделяет крестьян землёй и пытается поддерживать социальную справедливость. Затем начинается новый демографический цикл, население начинает расти, логистическая кривая снова приближается к асимптоте, и снова приходит голод. Крестьяне, несмотря на запреты, продают за бесценок наделы, снова разрастаются помещичьи усадьбы, а монархия оказывается бессильной отвратить приближающуюся катастрофу. Новая революция порождает новую Империю — может быть, лучше организованную и более справедливую, — но затем всё повторяется снова и снова.

Так выглядит история с точки зрения математики.

История с точки зрения теории демографических циклов.

Родоначальником которой является Томас Мальтус (позднее в развитии этой теории большую роль сыграла знаменитая французская историческая школа "Анналов"). Основным понятием демографической теории является ДАВЛЕНИЕ на этнос внешней среды, которая измеряется коэффициентом смертности взрослого населения. Различается ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ и ВОЕННОЕ ДАВЛЕНИЕ – соответственно голодная и военная смертность. Демографическое давление может рассматриваться, кроме того, как величина, обратная потреблению пищи на душу населения; состояние высокого демографического давления – это попросту состояние хронического или регулярно повторяющегося голода. Высокое демографическое давление возникает обычно в результате перенаселения; мы называем ситуацию высокого демографического давления СЖАТИЕМ, а для ситуации высокого военного давления используем термин ВОЕННОЕ СЖАТИЕ. Сжатие, перенаселение, голод приводят к восстаниям и социальным революциям, порождающим ИМПЕРИЮ, общество, наделенное жесткой организационной структурой, и регламентирующее общественные отношения с целью противостояния голоду и внешним врагам. Это государственное регулирование осуществляется диктатурой или АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИЕЙ, АБСОЛЮТИЗМОМ. Помимо организации военных сил государства, абсолютизм регулирует распределение продуктов питания и земли, исходя из соображений социальной справедливости и военной целесообразности. Империю, осуществляющую такое регулирование, мы называем СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ, подразумевая под социализмом относительную равномерность в распределении жизненных средств. Общество Империи разделено на сословия воинов, чиновников, крестьян и ремесленников, однако, в принципе, эти сословия не являются замкнутыми. В случае нарушений в системе государственного регулирования воины или чиновники могут овладеть властью и захватить земли в собственность – таким образом, в результате разложения социалистической монархии может возникнуть частнособственническое, буржуазное общество.

Ход развития может быть нарушен ФУНДАМЕНТАЛЬНЫМ ОТКРЫТИЕМ – военным изобретением или открытием в области производства пищи, позволяющим расширить экологическую нишу этноса. Изобретение нового оружия порождает ВОЛНУ завоеваний, сопровождающуюся демографическими катастрофами и установлением на обширных территориях феодального строя; часть покоренного населения обращается в рабов, а другая часть – в неполноправных плебеев. Завоевание сопровождается СОЦИАЛЬНЫМ СИНТЕЗОМ, в ходе которого победители отчасти перенимают имперские порядки и используют их для эксплуатации покоренного населения. В результате такого синтеза завоеватели обычно становятся привилегированным военным сословием Империи, однако в некоторых случаях нежелание подчиниться абсолютной власти вызывает у них НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКУЮ РЕАКЦИЮ. Такого рода реакция под лозунгом восстановления старых традиций возникает и во время МОДЕРНИЗАЦИИ общества по образцу более сильных в военном отношении государств. Модернизация подразумевает перенимание военной техники и организации, а впоследствии и социальных отношений. Наряду с порождающей Империю социальной революцией модернизация является основным элементом исторического процесса.

В зонах высокого демографического давления, или ОЧАГАХ СЖАТИЯ – на Ближнем Востоке и в Китае – исторический процесс распадается на ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ. Каждый такой цикл начинается с периода заполнения экологической ниши ("период восстановления"), затем наступает перенаселение и Сжатие, которое приводит к голоду, восстаниям, революциям, войнам и сопровождающим их эпидемиям. Все это в конечном счете приводит к гибели большой части населения, к демографической катастрофе. После катастрофы начинается новый демографический цикл и новый период восстановления. На периферии развитие сводится в основном к модернизации по образцу Империй, существующих в очагах Сжатия.

Демографическая теория описывает развитие допромышленных обществ, существовавших в условиях высокого давления. Промышленная революция, произошедшая в XVIII-XIX веках, резко расширила экологическую нишу человечества и понизила демографическое давление, что явилось причиной гибели многих империй. История XIX и XX веков стала историей новой цивилизации, законы развития которой определяются в большей степени техническими, чем демографическими факторами, – и, хотя социалистические империи в очагах сжатия существуют и по сей день, новому обществу, по-видимому, должна соответствовать более сложная и совершенная организация, сочетающая элементы государственного регулирования с экономическими и политическими свободами.

Сущность геополитики. Классические геополитические теории

Геополитика содержит идеи, раскрывающие зависимость внешней политики государств от факторов, позволяющих им контролировать определенные географические пространства.

Геополитика как наука рассматривает пространство с точки зрения интересов государства (империи), возможности применения государственной мощи с целью ее наращивания и в более отдаленном географическом пространстве.

Важнейшей проблемой геополитики остается сочетание универсальной (мировой), региональной (цивилизационной) и страновой (государственной) безопасности. Национально-государственный уровень достаточно ясно связан с реальными национальными интересами государства, как геополитическо го субъекта. Путь к осознанию неоднозначно понимаемых общечеловеческих интересов лежит через посредничество уже более трудно осознаваемых интересов среднего (посреднического) регионального уровня.

Х. Макиндер (1869–1947). Сформулировал концепцию «Хартленда». По его мнению, часть суши, искусственно разделенная на Азию, Африку и Европу, представляет собой «мировой остров», являющийся «естественным местоположением силы». Его сердцевина – Российская империя, часть Казахстана и некоторых других стран, которые были отделены от стран «внутреннего полумесяца» (государства Евразии вне материка) и «внешнего полумесяца» (Австралия, Америка и др.). Эта «срединная земля» (Хартленд – Евразия), не проницаемая для влияния морских империй, – «ось мировой политики». Тот, кто контролировал Хартленд, контролировал и «мировой остров» и, следовательно, весь мир.

Ф. Ратцель (1844–1901) – немецкий ученый. Государство – действующий по биологическим законам организм, чьи жизненно значимые компоненты определяются положением страны, пространством и границей. Условие сохранения его жизнестойкости – наращивание политической мощи, суть которой состоит в территориальной экспансии и расширении «жизненного пространства».

К. Хаусхофер (1868–1945). Взяв за идею расширение жизненного пространства, которая должна гарантировать государство от автаркии и зависимости от соседей, он попытался объяснить мысль, что завоевание новых территорий и обретение таким путем свободы и есть показатель величия государства. Важнейший способ территориального распространения своего могущества – поглощение мелких государств более крупными. Ни континентальная, ни морская силы поодиночке не создадут мировую державу, поэтому ее создание зависит от комбинации этих двух факторов.

Дж. Розенау. Два взаимопересекающихся мира глобальной политики: полицентричный мир «акторов вне суверенитета», в котором наряду с государством стали действовать различные корпоративные структуры и даже отдельные лица, способствующий созданию новых связей и отношений в мировой политике; традиционная структура мирового сообщества, где главное положение занимают национальные государства. Пересечение этих миров демонстрирует рассредоточение властных ресурсов.

В настоящее время геополитика находит свое выражение в таких теориях, как:

-

концепция географического детерминизма

– теория, которая стремится объяснить место страны в системе международных отношений, ее внешнеполитическую деятельность, исходя из особенностей географической среды. Она признает объективную закономерность и причинную обусловленность природной среды и общества. Обусловленность политики географическими факторами не означает, что ход истории заранее предопределен и осуществляется с фатальной неизбежностью. В общественной жизни постоянно складываются возможности, осуществление которых во многом зависит от сознательной деятельности людей, политиков;

- концепция «национального государства». Сторонники данной теории считают, что только создание национального государства позволит народу решить его геополитические интересы;

- концепция национальной безопасности. Она требует во внешней политике исходить из существующего баланса сил в мире (или утверждать безопасный баланс), в политике учитывать национальные интересы своей страны и соседей, поддерживать стабильность существующего миропорядка;

- концепция «сфер жизненных интересов» – о земном пространстве, предусматривающем для какой-либо страны жизненно важный, необходимый, стратегический участок, объект и т.д. Предметом сферы жизненных интересов могут быть территории зависимых и независимых государств, находящихся под политическим или экономическим контролем одной из влиятельных стран. Например, сферой жизненных интересов США являются страны всего американского континента, нефтедобывающие державы;

- концепция жизненного пространства. Она изобретена, как уже отмечалось, немецкими геополитиками и сохраняет значимость для судеб всех стран. Именно в территориальном пространстве люди находят средства существования, арену своей деятельности и безопасности;

- концепция «великодержавной идентичности». Эта теория предусматривает осуществление геополитической экспансии в целях утверждения ведущего положения страны в регионе, мире;

- концепция «этнических изменений». Сущность ее сводится к утверждению сильного государства, сильной центральной власти, в котором разрозненные этнические группы теряли бы свою идентичность, и возрастала роль титульной этнической группы. Имеются и другие концепции.

Таким образом, становление геополитики как науки имеет длительный исторический путь развития геополитического мышления. Шел постепенный исторический переход от традиционных представлений о международных отношениях, основанных на факторах географической среды к проблемам территорий, суверенитета, безопасности.

___________КОНЕЦ ЦИТИРОВАНИЯ

Пробуем ответить на вопросы. Кстати, у Вас могут быть и другие ответы. Даже сильно отличающиеся. Может, вы ещё увидите что-то ещё, что я не перечислил? У меня просто физически нет возможности найти их все – попробуйте на семинаре – это важно!

1) какие материальные интересы возникают у 90% людей в независимости от их класса, сословия и т.д. ?

Есть, продолжать род, иметь определенный набор благ для решения повседневных задач (какой набор - зависит от общества и его ценностей), защищать свои интересы, выраженные в материальных ценностях, в т.ч. культурных ценностях (от предметов культуры до обычаев), которые являются Идеей, вложенной в материальную силу. Эти ценности могут быть сформированы не только в родной культуре, но и под чужим влиянием

2) какой материальный интерес есть у всех людей без исключения - независимо от классов, сословий и бесклассового общества?

См. ответ на вопрос №1 – все кроме защищать свои интересы, выраженные в материальных ценностях, в т.ч. культурных ценностях (от предметов культуры до обычаев), которые являются Идеей, вложенной в материальную силу. Эти ценности могут быть сформированы не только в родной культуре, но и под чужим влиянием

3) какие материальные интересы из выведенных в вопросах 1 и 2 являются постоянными и действуют на весь народ, а какие являются переменными?

Переменными

являются защищать свои интересы, выраженные в материальных ценностях, в т.ч. культурных ценностях (от предметов культуры до обычаев), которые являются Идеей, вложенной в материальную силу. Эти ценности могут быть сформированы не только в родной культуре, но и под чужим влиянием. Почему эти интересы переменные – потому что их люди отбрасывают перед постоянными. Вспомним перестройку.

Постоянными,

т.е. присутствующими всегда являются: есть, продолжать род, иметь определенный набор благ для решения повседневных задач (какой набор - зависит от общества и его ценностей)

4) как и под воздействием чего изменяются переменные материальные интересы? Как это влияет на постоянные материальные интересы? Есть у них объективная причина? Какая она? Одна ли?

Объективные причины

перечислены в теории демографических циклов и теории геополитики. Поэтому можно перечитать её ещё раз. Добавлю только, что любая модернизация (ответ на цивилизационный вызов) в современном обществе – это неизбежно – ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ЭКОНОМИКИ. А ЛЮБАЯ ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ЭКОНОМИКИ ОЗНАЧАЕТ РОСТ ПОТРЕБЛЕНИЯ И, КАК СЛЕДСТВИЕ, УХОД ОТ ВОПРОСОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА К ВОПРОСУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПЛОТИ, ЭТО НЕИЗБЕЖНО. ЗНАЧИТ, человек становится более

ДЕТЕРМЕНИРУЕМ, ПРЕДСКАЗУЕМ, УПРАВЛЯЕМ, ЖИВОТЕН

. Основная болезнь нашего общества – потреблядство, не так ли? У нас счас носятся с идеей, что модернизация нужна, но такая, чтобы традиционные ценности не повредить. Правильная идея. В точку.

5) какими средствами решается безотносительно первоначального устройства общества вопрос с переменными и постоянными материальными интересами?

См. теорию демографических циклов и теорию геополитики.

6) на сколько детерминируем ЛЮБОЙ человек безотносительно классов или сословий, а где его детерминируемость заканчивается и начинается область феноменологии духа, которая для науки уловима лишь в самых начальных и грубых проявлениях?
7) насколько, как следствие вопроса №6, детерминируемо любое общество в смысле предсказуемости его развития?

А вот тут повод подумать. Получаем, что чем более человек закапывается в материальные интересы, в потребление, тем более он детерменируем сам по себе. Но любая модернизация, как ответ на цивилизационный вызов, неизбежно ведет в современной экономике к росту потребления, т.к. требует её разогрева (такова история всего Нового времени), значит, в итоге, в животных превратится большая доля людей, если что-то не изменить. И то, что они ещё не все превратились в животных - это потому, что были войны, революции и т.д. И это парадоксально, потому что лик войны и революции романтичен ТОЛЬКО СНАРУЖИ, а внутри – это кровь, голод, утраты, падения человека. И войны забирают лучших – тех, которым нечего терять, тех, которые видят дальше материальных ценностей. Значит, после войны неизбежен спад через одно-два поколения. Если не удалось сохранить определенное число тех, кому нечего терять.

Мы помним, что разным людям для счастья нужно разное кол-во материальных благ. Значит, диспропорция. И борьба. Значит, мира не будет, пока есть классы. НО даже, когда классов нет – даже тогда человеку может оказаться мало.

ЧЕМ ЧЕЛОВЕК ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ЖИВОТНОГО? МНОГО ЧЕМ. НО ОДИН ФАКТ БЕССПОРНЫЙ ДЛЯ ВСЕХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ – ЧЕЛОВЕКУ В ОТЛИЧИЕ ОТ ЖИВОТНОГО МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ МАЛО МАТЕРИАЛЬНЫХ и ДУХОВНЫХ БЛАГ. Животное живет в своём цикле и по воле инстинктов, потребляет столько, сколько надо, не более, а человек - БЕЗДОННАЯ БОЧКА. ЕМУ И ЦЕЛОГО МИРА МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ МАЛО! И ПРЕГРАД ДЛЯ НЕГО (В ВИДЕ ИНСТИНКТОВ) МОЖЕТ НЕ ОКАЗАТЬСЯ – ДАЖЕ ИНСТИНКТЫ ОН МОЖЕТ ПОДАВИТЬ ИЛИ В ХУДШЕМ ВАРИАНТЕ - ИЗВРАТИТЬ.

ДАЖЕ ТУТ - ГДЕ ГОЛЫЙ ДЕТЕРМИНИЗМ – ДАЖЕ ТУТ мы выходим на нематеримальные в привычном смысле этого слова явления. Если такой человек рвется к ценностям ДУХА, тогда перед нами вырастают князья или герои легенд, святые древности, аскеты, войны на полях революции и ВОВ – те, кто клал душу свою за ближния своя. В МЕРУ своего понимания справедливости. А если человека тянет на материальные ценности – то его и тут не остановить. И он становится (иногда практически буквально) одержимым до уровня абсолютного сатанизма. Кроме шуток. К этому пришел Запад. И он уже этого не скрывает.

Сейчас нам кажется фантастичными рассказы о древних пустынниках и прочих. А нашим детям, и что хуже, многим современным взрослым, УЖЕ кажется фантастикой, что кто-то на войне и в революцию мог руководствоваться нематериальным интересом! Все у них так легко объяснить – проблема, мол, исключительно в работе внешних разведок и политзаказе. Плохие внешники, купленные внутренники… Один вообще сказал - все коммунисты воры. Я аж обалдел! Мой дед вором не был, хотя прошел путь от рабочего до директора витаминного завода и секретаря медицинского журнала! И умер безсеребренником! Как и многие его сподвижники! Воры они все, да?!

Так может, возвращаясь к вопросу, мы повторяем чужую ошибку, списывая опыт предыдущих поколений русских и не только русских людей (хотя для меня русский – это полиэтнос – тут и славяне и многие другие народы со сходной матрицей ценностей) на происки материального интереса? Может, мы повторяем ту же ошибку, что и современные историки или наши современники? Тогда почему их ошибку мы видим, а свою – нет?

Значит, вопрос только материальными благами не решишь. Решение вопрос счастья и создания Человека уже просится выйти за рамки материальных благ. И вопрос о состоянии, когда человеку терять нечего, тоже не решим материальными благами. Однако, и тут нас поджидает другой циничный вывод - значит, для того, чтобы человек не деградировал, его нужно держать в состоянии, когда ему нечего терять? Если постоянно держать людей в надрыве, они и взорвутся, и сломаются, в конце концов. Есть запас прочности. Где его граница?

На вскидку, я вижу только один вариант – люди, которым нечего терять, во все времена – это войны (в широком смысле этого слова!), монахи-аскеты, лидеры, философы и труженики тыла. Первые и вторые меняются ведущей ролью в обществе в зависимости от текущей обстановки. А лидеры и философы есть среди тех и других всегда. А труженики тыла – с ними и так понятно. Без тыла на войну не ходят. А тыл – все для фронта и для победы.

Проблема рабочего – я её уже описал, если рабочему есть что терять, он превратится в буржуа за два поколения – не весь, но большинство. И все начнется заново. Если только не война. Сытый голодного не разумеет, сытый - голодному не товарищ в большинстве случаев. Следуя только логике детерминизма. Значит, деятельность рабочего надо направлять в перечисленные русла. Хотя русла эти, учитывая наш век, могут внешне не очень походить на то, что было. Но тут, если следовать марксизму – практика – критерий истины. И практика многовековая. Так надо ли изобретать велосипед? Может, надо просто поправить кое-что в его конструктивных деталях, а принцип действия – оставить тем же? В советское время велись поиски и более простых моделей – для широких масс. Оттуда можно тоже почерпнуть опыт.

И, возвращаясь к вопросу о правоте (прямо в соответствии с философией стоиков):

прав не тот кто победил или сильнее, а тот, кто ищет истину для всех, а не только для своего класса или сословия или СЕБЯ (ВОТ ТУТ, МНЕ КАЖЕТСЯ, И ВЫХОД ИЗ ПРОБЛЕМЫ КЛАССОВОЙ ТЕОРИИ – К КАКОМУ КЛАССУ ПРИЧИСЛИТЬ ЛЮДЕЙ – НАСТОЯЩИХ ЛИДЕРОВ И ПАСТУХОВ, ФИЛОСОФОВ – ОНИ ИЩУТ ИСТИНУ ДЛЯ ВСЕХ). И тот, кому нечего терять – всегда в авангарде поиска Истины. Значит рабочий и родственные ему по духу современные профессии – наши, и ставка правильная, хотя результат мы можем и не увидеть при нашей жизни, но пусть это нас не останавливает, Истина должна быть найдена или приближена! Только тот, кто ищет её до конца, до предела – может считаться настоящим Человеком! И никакого противоречия христианству тут нет! Наше дело правое! Победа будет за нами!

Эпилог.

А ведь у предложенных теорий – демографических циклов и геополитики – тоже есть ограничения, вытекающие из исходной точки. Но именно смена позиции исходной точки и позволяет им раскрыть вопрос о объективных материальных интересах и процессах их формирования в действительно трехмерной картинке.

Не стоит забывать ещё и вот что – далеко не всем доступен рациональный метод познания! Не говоря уже о том, что он сам по себе имеет ограничения, о которых мы говорили. И у каждого народа есть свои смысло-жизненные конструкции и резервуары, позволяющие черпать смыслы. Человек, открывший электромагнетизм -Фарадей, никогда бы его не открыл, знай он математику! И то не мои слова. Об это пишут учебники физики со ссылкой на физика – теоретика, который электро-магнитные поля описал в уравнениях высшей математики. Точно так же и с вопросами нравственности и инобытия. Многие вещи познаются именно через веру, интуицию и озарение, Откровение! Как говорится в одной причте – человек сказал – увижу – поверю, Бог ответил – поверишь – увидишь. Практика - критерии истины в современной науке заменилась на – воспроизводимость – критерий истины. А далеко не все одинаково воспроизводимо. Но это не значит, что этого нет, или что это не верно! Значит, помимо рационального метода постижения мира через науку есть и другие методы, не попадающие в современное рациональное толкование. Не надо запрещать людям их искать – это будет против природы человека. Люди – разные. Сделать все рационально мыслящими невозможно. И не нужно. Иначе мы ничем от Запада отличаться не будем. И кончим как Запад.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная