1-ые шаги философии истории
Учебные материалы


Первые шаги философии истории



Карта сайта

Загрузка...

Словосочетание «философия истории» придумал и начал использо­вать великий Вольтер, соратники и последователи которого как раз и не считали историю наукой —таков парадокс! Философия истории времен Вольтера не рассматривает человека в качестве творца истории и своди­ла роль истории только к коллекционированию курьезных фактов. Еще 200 лет назад ученым было чуждо восприятие истории как некоторого процесса — процесса развития общества (сопряженного к тому же со множеством других процессов, протекающих в биосфере). И несмотря на то, что понятие философии истории было детищем XVIII века, само понятие историзма и вера в ту роль, которую способен играть духовный мир человека в судьбах не только человека, но и общества, полностью исчезли в эпоху Просвещения. В этом смысле эпоха Просвещения была совершенно непохожа на эпоху Возрождения, когда так же, как и в ан­тичные времена, считалось, что человек в своих свершениях мог стать равным Богу и что именно он творит историю!

К эпохе Вольтера нельзя относиться однозначно. Век Вольтера был великим веком. Именно тогда закладывались основы рационалисти­ческого мышления, благодаря которому только и могла возникнуть со­временная наука. Основы успехов науки и техники XIX и XX веков были заложены именно в XVIII веке, когда завершилась эпоха Реформации, утвердились основы этики протестантизма и состоялись первые акты научно-технической революции. Именно тогда сформировалось пони­мание того, что означают наука и научный метод познания. И мы все по прошествии 200 лет несем на себе печать той системы взглядов, того классического рационализма, которые привели современную физику и другие естественные науки на современный уровень и дали ключ к построению системы знаний.

Но отдавая дань гениям эпохи Просвещения, нельзя не видеть и ограниченности созданного ими миропонимания. Идеалом науки была простота, образцом которой стали законы небесной механики и зако­ны Ньютона.



Примечание. Сегодня простота — тоже цель любого исследователя. Но ньтне мы воспринимаем простоту не как конечную цель, а как промежуточную ступень в познании сложности. Познание слож­ности — вот истинная цель современной науки.

Стремление к упрощению свойственно любой науке, ибо человек может мыслить лишь относительно простыми схемами. Так было и так будет! Поэтому я не бросаю упреков стремлению к универсаль­ности предлагавшихся схем и не считаю их пороком: это был неиз­бежный этап развития научного мышления по пути расставания с простотой, которым следует любам научная дисциплина, в том числе И история. Ей тогда еще предстояло перешагнуть через этап, когда всё мироздание представлялось в качестве некогда запущенной, при­чем достаточно простой, машины, действующей по раз и навсегда заведенным правилам. Расставание с простотой происходило постепенно. Но в мышлении титанов эпохи Просвещения был один по­стулат, преодоление которого оказалось возможным только в XX веке и потребовало революционной трансформации всего представления об Универсуме и месте в нем человека.

Это был постулат о человеке, как о внешнем, постороннем наблюда­теле. Человек в машине мироздания рассматривался в эпоху Просвещения не более чем одним из ее винтиков, представлялся не спо­собным сколь-нибудь заметно влиять на деятельность машины, и на ход истории в том числе. Такой взгляд был причиной недооценки роли индивидуальности. Ученые того времени игнорировали иррациональ­ность человека, его духовный мир, его исключительность и разнооб­разие. Подобно древним грекам, они принимали человека раз и на­всегда заданным, не принимали всерьез изменение его представле­ний об окружающем мире и его влияние на протекание планетарных процессов. Человек — всего лишь посторонний наблюдатель! История никогда не повторяется. Эту истину понимали уже в ан­тичные времена. Всегда происходит нечто новое, но природа чело­века неизменна — таков основной постулат философии истории эпохи Просвещения. Да и само выражение «природа человека» по­явилось (и могло появиться) только в эпоху Просвещения. Человек принадлежит Природе целиком, и во всех своих действиях являет­ся ее производной. А если нам не удается что-либо понять в его дей­ствиях, то это лишь вследствие низкого уровня наших знаний. Теперь мы тоже принимаем человека в качестве неотъемлемой части Природы. Но мы видим его уже не посторонним наблюдателем, а активным участником природных (в том числе и исторических) про­цессов, мы отдаем должное иррациональности человека и не пыта­емся выводить его особенностей из локальных свойств окружающей среды, хотя и принимаем факт ее влияния на человека в качестве од­ной из важнейших причин, формирующих облик человека.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная